Кому нужна русская идеология?

Опубликовано 21.04.2016 в Статьи

— Какая ещё, на фиг, идеология? – возмутится иной россиянин. – Просто надо честно работать и родину свою любить, вот и вся идеология.

Однако, несмотря на столь простой и вроде бы всем понятный рецепт, на вопрос о главной российской беде обычно из века в век отвечают: «Воруют!» И не понятно, то ли слово «честь» русские люди понимают как-то по-своему, то ли просто не знают, как по-честному жить.

Да и с «родину любить» не всё так однозначно. С одной стороны, россияне так сильно любят Россию, что некоторые готовы даже жизнь за неё отдать. Но, несмотря на это, страстно желающие счастья своей стране россияне за один только прошлый век дважды своими собственными делами доводили её до полного разорения. Любят патриоты русские Россию, но какой-то «странною любовью».

Не говорит ли всё это о том, что мы и честно жить не умеем, да и родину не совсем любим? Точнее, мы любим Россию, конечно, но только всем сердцем, душой, скорее чувствуя, чем понимая её. А вот понять как-то «руки не доходят». Отсюда и все проблемы: мы искренне хотим счастья нашей родине, да только не знаем, как этого счастья достичь. Беда России в том, что все её преобразователи-революционеры страны толком так и не знали. И вместо того, чтобы сначала попытаться понять страну, объяснить, почему она такая, отличная от всех европейских стран, Россию начинали «ломать через колено», подстраивая под чуждые её природе заимствованные извне схемы.

Вот и встаёт вопрос о понимании России – если бы россияне действительно её любили, то, наверное, сначала постарались бы понять свою родину, а уж затем принялись бы её переделывать, и не стали бы так жестоко, как малые дети, играть с ней, затевая всякие реформы, перевороты и революции? Не кажется ли русским патриотам, что любовь к стране должна выражаться сначала в стремлении понять её, а уж потом преобразовывать? Не надо ли для блага России сначала заняться самообразованием, подучить историю, философию, с целью выработки, наконец, национальной идеологии? Поскольку, если такой идеологии нет, рано или поздно горячие патриоты России опять приступят к разрушению собственной страны, прельщённые каким-нибудь новым европейским либеральным искушением.

Понять Россию – значит, научно и непротиворечиво объяснить логику её исторического развития, объяснить национальный характер русского народа, понять, на каких идейных ценностях основана ментальность русских людей. Действительное понимание России должно, естественно, выразится в формулировании русской национальной идеологии, согласно которой только и может жить успешно страна.

Понять Россию – это  выразить в национальной идее то, что из века в век движет русскими, заставляя их вновь и вновь доставать Россию из той пропасти, в какую они сами её, порой, затаскивают.

Какой бы вопрос ни рассматривается сейчас в стране: от качества дорог до медицинского обслуживания населения, от покупки квартиры до рыбного хозяйства, от строительства космодрома до починки машины в автомастерской – везде мы видим одни и те же проблемы, связанные с честностью исполнения обязанностей, с чиновным произволом, с криминальными схемами. Сколько существует Россия, столько и борется безуспешно со своими грехами, объявляя их результатом то монгольского ига, то царского режима, то сталинского террора, то периода застоя, то беспредела девяностых.

И сколько бы разные специалисты ни спорили до хрипоты о совершенствовании экономики страны, выдвигая вполне работоспособные проекты, результат всегда остаётся далёк от ожидания потому, что все предлагаемые прекрасные решения не затрагивают главного – системы ценностей русского человека. До тех пор, пока предлагаемые экономистами реформы не будут соответствовать русской системе ценностей, спрятанной так глубоко в ментальности россиян, что её до сих пор не могут сформулировать в терминах национальной идеологии, проблемы развития страны решены не будут.

Другими словами, пока русская идеология не объяснит исчерпывающе, что есть Россия, невозможно будет представить план успешного развития страны, поскольку такое развитие невозможно без соответствия идейных ценностей, на основе которых разрабатываются планы, русской национальной системе ценностей.

Только очень наивным людям кажется, что можно прожить вообще без идеологии. Идеология – это ценностная ориентация человека, общества и государства. Ценностная система существует всегда у любого человека, в любом обществе, в любом государстве. Вопрос в том, что задаёт эту систему ценностей?

Исторически, мировоззренческие ценности всегда задавала религия. Так как никогда не было в мире общества без религии, то ценности всегда носили религиозный характер. И на основе этих религиозных ценностей складывалось общество, строилась та или иная система государственного управления, вырабатывалась та или иная идеология. То есть, любая идеология до эпохи Возрождения основывалась на ценностях той или иной религии, основывалась на теизме. Любая политическая система средневековой Европы, например, была религиозной, основанной на христианских (католических) ценностях. Само деление европейского общества на сословия имело религиозное происхождение. (Точно так же, религиозное происхождение имеют и индийские касты, например.)

Но со времени эпохи Возрождения, провозгласившей освобождение человека от Бога, возникла идея построения безбожного общества – идея либерализма. Либерализм противостоит любому теизму. И пусть нас не обманывают протестанты – их религия так же далека от заповедей Иисуса Христа, как и средневековый католицизм (если не дальше).

Таким образом, в истории мы видим лишь два подхода к выработке какой-либо идеологии: теистический (религиозный) и атеистический (либеральный).

Теистические идеологии основаны на ценностях той или иной религии, а все либеральные идеологии основаны либо на полном отрицании веры в Бога (атеизм), либо на полном извращении понимания Бога (протестантизм).

Но человеку можно всю жизнь прожить даже не интересуясь о том, какой идеологии придерживаться. Однако, из того, как живёт в повседневной действительности человек, или как он реагирует на изменившуюся вдруг ситуацию (например, объявление войны), сразу ясно, ценностям каких идеологических взглядов он отдаёт предпочтение.

Идеология – это система ценностей, согласно которым живёт человек. Это комплекс идей, на которых базируется образ жизни, на основании которых строится государство. Человек может совершенно не понимать значения идеологии, он может быть яростным противником любой идеологии, тем не менее, его позиция всегда основывается на каких-то представлениях, идеях, ценностях, относящих её к той или иной идеологии. Любой вменяемый человек является носителем каких-либо идей относительно человека, общества и государства, даже не осознавая порой своей идеологической принадлежности.

Государство в принципе не может существовать без государственной идеологии. Такая идеология на ранних ступенях становления государства ещё только формируется. Она тогда состоит из разрозненных идей, касающихся функционирования государства. Государственная идеология – суть учение о появлении, строении, развитии и функционировании государства. Естественно, что на ранних ступенях становления государства, не может быть и речи о развитой системе взглядов на государство и на место человека в государстве. Но то, что такие взгляды появляются одновременно с появлением государства, неоспоримый факт – человек не может не обдумывать свои действия. «Человек разумный» обычно обдумывает то, что делает, а иначе чем он отличается от скотины, не имеющей разума?

Глупо ожидать тщательно разработанную систему взглядов древнего человека на раннее государство. Но как только человек осваивает письменность, появляются первые теоретические основы государства. Записи о том, как управлять государством, мы находим повсюду на земле, где появляется цивилизация. А в трудах древнегреческих философов мы уже находим собственно идеологию государства. Аристотель и Платон уже формулировали идеологию государственного строительства для разных типов государств. И с тех пор государственная идеология лишь совершенствуется.

Уже во времена Древней Греции было понятно, что государство не может существовать без системы определённых взглядов на государственное строительство. Вот у бандерлогов вряд ли были мысли по поводу своего существования, так они и жили в стае, а не в государстве. Разум осмысливает действительность вокруг себя – быть разумным и не объяснять окружающий мир невозможно. Другое дело, что разум может быть недостаточно развит, чтобы правильно, адекватно осмысливать действительность.

И насколько дикой, с точки зрения даже древних греков, звучит фраза из Российской Конституции, где говорится об отсутствии в России государственной идеологии! Это как? Заявление об отказе от государственной идеологии показывает, насколько низко пала общественная наука в СССР, насколько низок был уровень осмысления действительности среди учёных мужей советского государства.

Позднему советскому государству времён застоя идеологи были не нужны, так как «Маркс, Энгельс и Ленин уже всё сказали обо всём». Советская философская школа, находясь под тотальным контролем, погрязла в невежестве и начётничестве. Она только и могла, что «отказаться от идеологии вообще», в принципе не понимая, что такой отказ попросту невозможен – Российская Конституция, современное российское государство оказалось пропитано насквозь ценностями либеральной идеологии!

Человек всегда «идеологичен». Идеологией пронизано всё существование человека. Идеология – это система взглядов человека на самого себя и на окружающую действительность. Идеология может быть примитивной, на уровне именно взглядов и представлений в древности, а может быть выражена в научных трудах, как в Древней Греции, например. Но она всегда есть! Неважно, что человек думает об идеологии, о государстве, признаёт он наличие идеологии в своих действиях или нет, но он всегда действует в рамках той или иной идеологии, даже иногда не подозревая об этом.

Только крайне наивный человек – советский обществовед – мог «клюнуть» на байку западных политтехнологов о деидеологизации общества. Эту кампанию лет шестьдесят назад инициировали с целью ослабить позиции коммунистической идеологии на международной арене. Якобы, капиталистический мир обходится без собственной идеологии. Живёт, якобы, естественной жизнью. Вот и Советскому Союзу надо меньше выступать с идеологических позиций – предлагалось убрать коммунистическую идеологию из вопросов повседневного (естественного) человеческого существования.

Насколько наивными простаками надо было быть, чтобы принять эту наживку западной философии за чистую монету!? Надо было видеть, с каким апломбом советские «идеологи» публично отрекались от идеологии вообще и от коммунистической идеологии в частности, в годы перестройки. То ли разум у советских философов пропал сразу, то ли уже давно они им не пользовались и он засох за ненадобностью, то ли разума отродясь не бывало у идеологических работничков КПСС, только теория деидеологизации легла в основу государственного строительства постсоветской России. И высшим достижением западных идеологов, таким образом, стали строки в Российской Конституции об отмене государственной идеологии в Российской Федерации.

Да, не зря получают свои деньги западные политтехнологи, уж они-то заслужили почёт и уважение со стороны своих работодателей – целой стране (да ещё какой стране!) мозги задурили. Страна Советов не только разбилась вдребезги, растеряла все свои многовековые приобретения, но и зареклась, посредством своей Конституции, вновь претендовать когда-либо на самостоятельность.

Теория деидеологизации западных философов основывалась на лжи, которую так и не сумели разглядеть советские философы потому, что они не понимали, что собой представляет либерализм. Загадка «естественности» либеральных ценностей состоит в том, что западная идеология – либерализм – настолько прижилась в мире за 500 лет своего существования, что стала многими восприниматься именно как «естественные взгляды человека на мир». А так как советские коммунистические идеологи о происхождении либерализма даже не задумывались, то и согласиться с предложенной западом идеологической наживкой им было легко. Не понимая, что такое либерализм, как можно было ему идейно противодействовать? Его можно было только ругать матерными словами, но это для либерализма ничего не значит – он умоется, и будет продолжать врать в глаза, выдавая ложь за истину.

Европа со времени эпохи Возрождения стала родиной либерализма. Поэтому естественно, что все европейские конституции Нового времени были написаны на основе либеральных ценностей. Даже без упоминания либерализма, любая европейская конституция есть продукт либеральной идеологии. И когда нам говорят, что, мол, в развитых капиталистических странах государственной идеологии нет, что в конституциях «цивилизованных» стран государственная идеология отсутствует, либералы нагло врут потому, что можно вообще не упоминать ни о какой  идеологии, если она является господствующей, и в соответствие с которой выстраивается вся жизнь общества.

Или, вот, всем в пример ставят Конституцию Соединённых Штатов, которая, мол, так превосходно сформулирована, что не меняется уже более двухсот лет. А что здесь удивительного? Чему меняться, если ценности либеральной идеологии уже 500 лет остаются неизменными!?

И кто бы ни занимал пост президента в США, патриотическая проамериканская политика страны не меняется. Совершенно верно – политика любой либеральной страны направлена только на успешное существование собственного государства. «Америка превыше всего» – означает то же самое, что и Deutchland uber alles. Либеральный патриотизм призван обеспечить материальное благосостояние своей нации за счёт разбоя на международной арене и за счёт угнетения всех, кого удалось поставить на колени.

Россия, придерживающаяся изначально нравственных ценностей русского православия, с XVII века стала активно, в лице верхних слоёв российского общества, приобщаться к европейским либеральным ценностям. С тех пор российское общество оказалось разделено на либералов – поклонников всего европейского (либерального) и сторонников исключительности русской православной цивилизации.

К сожалению, сторонникам исключительности России так и не удалось переосмыслить русские духовные ценности в идеологическую систему. А без русской идеологии оказалось невозможным противостоять засилью либеральных ценностей, как правого, так и левого толка, в российском общественном сознании. И в феврале 1917 года Российская империя была разрушена с помощью сторонников «правого» либерализма, а в октябре 1917 уже сторонники «левого» либерализма установили свою диктатуру. А так как любой либерализм, как система безбожных ценностей, ведёт народ к разврату и погибели, Советский Союз рухнул в 1991 году в результате внедрения «правых» либеральных ценностей в общественное сознание советского общества.

История России ХХ века ясно показывает, что без собственно русской национальной идеологии Россия обречена на распад и уничтожение. Любые идеологические заимствования из либеральной Европы, хоть «правые», хоть «левые», оказываются гибельными для страны. России необходима своя собственная идеология развития, поскольку другой такой уникальной цивилизации в мире не было, и нет.

В чём же уникальность России?

Не будем здесь повторять многочисленные исследования по поводу уникальности российского государства – их более чем предостаточно! Однако, печальный вывод от изучения всех этих исследований заключается в том, что они не привели в конечном счёте к выработке на их основе собственной русской идеологии.

Есть неоспоримая уникальность России – её абсолютная непохожесть ни в природе, ни в народах её населяющих, ни в их культуре любой европейской нации. И как глупо рядить Россию в европейский либеральный кафтан, не видя принципиальной разницы двух цивилизаций – русской и европейской.

При всей близости России и Европы, при единых культурных корнях двух цивилизаций, происходящих из великих европейских цивилизаций античности, Россия и Европа с XI века, со времени Великого христианского раскола, представляют собой совершенно разные цивилизации, идущие в истории своим собственным путём. И кроить  Европу по российским меркам так же глупо, как и Россию править по меркам европейским – они не могут быть друг для друга примером.

Россия и Европа – самостоятельные цивилизации, поскольку каждая из них уникальна и неповторима, у каждой из них свой собственный ряд мировоззренческих  ценностей, свой понятийный аппарат для осмысления действительности. Поэтому сравнивать их друг с другом следует крайне осторожно.

И если Европа выработала собственную идеологию развития – либерализм, то и Россия должна была бы выработать свою идеологию развития, учитывающую её исключительность. Но этого, к сожалению, не случилось, поэтому Россия, примеривая на себя европейскую либеральную идеологию, то правого, то левого толка, вечно попадает впросак, поскольку жить по иной идеологии, не отвечающей её уникальности, России невозможно – она просто разваливается на части. Развиваться успешно возможно лишь на собственной идейной основе.

Русская идеология должна была дать рациональное объяснение, а не на уровне эмоций, русской истории, русской нации. Вместе с тем, русская идеология должна понять и Европу, поскольку, не понимая России, мы и Европу, следовательно, понимаем не правильно. Русская идеология должна объяснить доказательно и исчерпывающе исторический путь России, исключительность русской цивилизации, её отличие от европейской цивилизации. Она должна показать, почему и чем исторический опыт России может быть полезен для народов и в чём заключается ценность России для мира.

Однако, есть в России люди, кто абсолютно уверен в ненужности (и даже вредности!) разработки национальной русской идеологии. Это, конечно, в первую очередь, либералы всех мастей.

Правым либералам русская идеология не нужна потому, что «зачем изобретать велосипед», когда всё уже давно сказано до нас? Надо просто перенимать все «достижения европейской цивилизации», усиленно внедрять в российский быт европейские (либеральные) ценности. «Русский народ тёмен и не способен к отвлечённому мышлению», значит, не надо и пытаться придумывать то, чего не может быть. Раз в Европе это не изобрели, то этого и нет – нет либерализму альтернативы!

И левым либералам – социал-демократам, коммунистам и социалистам – русская идеология не нужна тоже, поскольку уже существует марксизм в его различной интерпретации, существует «вечно живое марксистско-ленинское учение».

Русские либералы, исходя из собственного понимания патриотизма, плачут в расстройстве от того, что «Россия – не Европа», всячески клянут её «варварскую» историю, видя в ней причины «отсталости России от Европы». Они всеми силами тащат Россию в Европу, полагая, что раз России не удалось выработать собственной идеологии, значит, такая идеология невозможна в принципе, значит, нужно просто тупо перенимать европейскую либеральную идеологию и строить Россию по её меркам.

Беда русских либералов в том, что они даже не в состоянии понять, что своей «патриотической» деятельностью просто уничтожают Россию.

Ну и, естественно, идеологические поиски совершенно безразличны человеку, далёкому от понимания необходимости философии для благополучного развития человека, общества и государства. Увы, таких людей в России полным-полно – результат тотального оболванивания советского человека идеологическим примитивизмом. Среди таких людей встречаются порой и очень образованные специалисты, и даже учёные.

Ладно бы, если только простые смертные не понимали бы значения идеологии, так ведь масса высокообразованных россиян при слове «идеология» в ужасе закрывает глаза – так людей замордовала в юности марксистско-ленинская идеология, которую преподавали во всех ВУЗах СССР. Вспоминая о тупом учебном предмете, люди полагают за идеологию любое примитивное словоблудие о государстве, обществе и человеке. И естественно, что люди не хотят, чтобы им снова навязывали другое подобное словоблудие.

Российское научное сообщество с тех пор «не торопится» в вопросе разработки русской национальной идеологии. Российские обществоведы, например, настолько подавлены интеллектуальной мощью европейской философии, что даже в мыслях не допускают, «как это ученик может превзойти учителя». Русская, российская философия повторяет европейские задворки, и не в состоянии взять на себя смелость по переосмысливанию исторического пути развития России и мира.

А стоит только заговорить о необходимости русской национальной идеологии с каким-нибудь чиновником, как тут же в ответ тот машет руками: «Что вы, что вы! Конституция РФ запрещает иметь государственную идеологию!»

И не понимает госчиновник, что никто и не помышляет менять Конституцию, и никто не говорит о «государственной идеологии РФ». Да Бог с ней, с Конституцией! Ну, нет у государства российского идеологии (ведь многие верят!) – так и не надо.

Речь вообще-то идёт не о «государственной идеологии», не об идеологии для государства, а о русской национальной идеологии ДЛЯ НАРОДА. Сами-то себе мы должны объяснить, в конце-то концов, что такое есть Россия!

Русская идеология нужна в первую очередь не партиям, не правительству, не государству… Русская идеология нужна в первую очередь русским, татарам и башкирам, чеченцам и дагестанцам, евреям и немцам и вообще всем народам, населяющим нашу, общую для всех россиян, родину – Россию.

Русская идеология нужна РОССИЯНАМ, чтобы быть всегда честными, сильными и справедливыми, чтобы больше никакая ложь, как бы хитро спрятана она ни была, никогда бы не смогла настроить российский народ против самого себя – на разрушение своей собственной страны, как это случалось в 1917 и в 1991 годах. Чтобы все либеральные соблазны, на которые велись россияне, не представляли более угрозы единству и целостности страны. Чтобы россияне не велись больше на радужную эстетику либеральных заманух. Чтобы никакие посулы «пятой колонны» не смогли организовать новый русский майдан.

Русская идеология нужна народам России, россиянам для того, чтобы вновь какая-нибудь либеральная сказка не принудила нас к развалу нашей страны. Чтобы не на материальные ценности ориентировались люди в своей жизни, а на нравственные. Чтобы не высокий уровень жизни был целью развития общества, поскольку такая цель достигается, в конце концов, только за счёт грабежа других народов, а высокая нравственность. Высокие экономические показатели развития страны должны достигаться не за счёт эксплуатации и обмана людей, как это делается во всех либеральных странах, а за счёт честного и творческого труда. Но такой труд несовместим с производством ради извлечения прибыли.

Необходима разработка русской идеологии воскресения России от последствий либеральных погромов ХХ века. Это должна быть идеология нравственно достойной и материально обеспеченной жизни.

Идеология спасения России жизненно необходима именно сейчас, когда Россия продолжает развиваться в соответствие с либеральными ценностями. Мы видим на примере поведения некоторой части молодёжи, что либеральное разложение российского общества набирает обороты. От того, на каких идеях будут воспитываться наши дети, зависит будущее нашего государства. Советские стиляги прошлого века не стали защищать Советскую власть в годы перестройки, и нынешние продвинутые и креативные «белоленточники» вряд ли будут защищать свою родину в этом веке.

В настоящее время в России идут жаркие дискуссии на тему трактовки отечественной истории. До недавнего времени школьникам предлагалось на выбор 20 различных учебников по истории. Сейчас количество комплектов сократили до трёх, что оправдывается невозможностью однозначной трактовки истории. Это и есть результат идеологической неопределённости, царящей ныне в российском обществе.

Российские историки, заражённые либерализмом, напишут не то что двадцать, а двести двадцать вариантов отечественной истории – плюрализм либерализма как раз и направлен на то, чтобы в бесконечном ворохе вариантов окончательно похоронить истину, поскольку истина при либерализме никому не нужна – она исчезает вместе с отказом человека от веры в Бога. А человеком, лишённым истины, очень легко управлять: ему в голову можно вложить любой бред (что Чёрное море выкопали когда-то древние укры, например). Сознание, развращённое либерализмом, поверит во всё, что угодно. Надо лишь ему упорно навязывать яркой эмоциональной рекламой какую-то точку зрения, в духе доктора Геббельса.

Ведь гей парады не с самого начала Нового времени проводились в Европе, и ювенальная юстиция не сразу стала отбирать детей у родителей. И не сразу в европейских странах стали разрушать семьи, отказываясь от почитания предков. Не сразу стали переходить повсеместно на «птичий язык» гендерной политики. Не сразу в Европе отказались от слов «мать» и «отец» – сначала разрушили семейную преемственность, отделив пожилых членов семьи от молодых. И не во всех европейских странах ещё можно легально травить себя наркотой. И не во всех школах Европы ещё обучают порнографии. Но, как говориться, прогресс не остановить!

И ведь всё делалось и делается либералами под благовидными предлогами! Поистине, «благими намерениями выстлана дорога в ад». Так ценности либерализма, идеи либеральной идеологии постепенно развращают человека и общество – снижают показатели рождаемости до уровня депопуляции коренного населения, убивая, таким образом, общество и государство. Любая страна, вступив на путь либерализма, приняв ценности либеральной идеологии, неминуемо стремиться к своему самоуничтожению.

По этому же пути идёт сейчас и Россия. Настоящие патриоты всячески пытаются сопротивляться проникновению либеральных ценностей в российское общественное сознание, но что они могут противопоставить изощрённой либеральной идеологии, более пятисот лет царствующей в европейских умах? Стихийное сопротивление истинных патриотов на уровне инстинкта самосохранения бесполезно, поскольку инстинкты не защитят сознание от «железной» логики либеральной идеологии.

Идеология создаёт и предлагает доказательную базу для рассуждений – в этом и заключается сила идеологии. И пока для либеральной идеологии нет идеологической альтернативы, либерализм будет неизбежно побеждать во всём мире. Вот почему так необходима противная либерализму идеология – только на её основе возможно успешное противодействие человека разлагающим его сознание либеральным ценностям.

Нужна не просто русская идеология, а именно русская идеология спасения, сохранения и развития России.

Спасения из того либерального болота, куда нашу страну усиленно втягивают (и почти втянули уже!) сотни лет.

Сохранения от раздробления, распада и уничтожения, в чём так заинтересованы «гуманные и прогрессивные» силы либерального мира.

Развития человеческого, творческого потенциала русского (по духу) человека – россиянина – для построения на этой основе справедливой, нравственно достойной, материально благополучной жизни для всех людей. И не за счёт обмана и угнетения какого-то человека или какого-то народа на земле!

Нельзя оправдывать материальный прогресс безнравственностью, соблазняя человека яркой эмоциональной рекламой продуктов на уровне базовых (животных) инстинктов. Не материальный прогресс плох, а падение нравственности, которым он сопровождается при либерализме. Либерализм, отрицая или извращая подлинную веру в Бога, уничтожает нравственность в обществе, обрекая мир на бесконечные и всё более мощные, по разрушительной силе оружия, войны, а государства на вымирание из-за низкой рождаемости коренного населения.

Материальный прогресс должен сопровождаться возрастанием нравственности в человеке, обществе и мире – только тогда его достижения не будут находиться в руках тех, кто ради своих тупых эгоистических интересов стравливает народы друг против друга, гадит природу и развращает человека. Только тогда материальный прогресс не станет угрожать существованию человечества.

Россия, в варианте Советского Союза, в ХХ веке привлекала к себе внимание всех народов мира в качестве страны, вступившей на путь альтернативного капитализму развития. Россия давала надежду всем людям планеты в том, что существует и другой путь развития стран и народов, не связанный с войнами, эксплуатацией, несправедливостью, насилием, жестокостью. Россия предлагала иной принцип поведения государств на международной арене, основанный на равноправии, партнёрстве, бескорыстном сотрудничестве, взаимной выгоде.

В октябре 1917 года Россия заявила, что такой вариант развития мира возможен, и принялась строить этот мир более, чем успешно. Однако, путь первопроходцев оказался слишком тернист и сложен, и в 1991 россияне заявили, что коммунистический эксперимент в стране провалился, и отказались продолжать его, перейдя на идеологические позиции обычного либерального государства «без идеологии».

Но что интересно, Россия за всю свою тысячелетнюю историю, никогда не показывала таких стремительных темпов развития, как в «идеологический период» – она никогда не добивалась такого могущества, как во времена CCCР. А отказавшись от коммунистической идеологии, Россия опустилась на уровень второразрядной либеральной «развивающейся» страны.

Отказавшись от коммунизма и вступив на либеральный путь развития, страна отнюдь не обрела покой и благоденствие, чем завлекали её в либеральную цивилизацию инициаторы перестройки. Наоборот, с каждым годом постепенно Россия стала ощущать удушающие объятия своих новых «друзей». Мало того, что из состава страны ушли исконно русские территории, а русские стали гонимым меньшинством почти во всех бывших республиках СССР. Так этот процесс уедания России постепенно начался и в самой России. Зарубежные «доброжелатели и друзья России» искренне продолжают переживать за угнетённые народы, предлагая им обрести свою свободу и независимость от русских. А чтобы Россия смирилась со своим неизбежным распадом и уничтожением, вокруг страны на её границах постепенно увеличивают напряжённость и под предлогом «противодействия имперским угрозам» начинают накапливать военные силы.

Россия в XXI веке вдруг оказалась в положении затравленного медведя, которого обложили со всех сторон, и охотники постепенно сужают пространство для жизни. Охотники уверены, что время работает на них. Лишённая своей идеологии Россия должна, по их замыслу, постепенно перерождаться в аморфное либеральное государство, не способное к самосохранению.

Экономика России всё больше должна зависеть от западных инвестиций. Российские предприниматели должны всё более сотрудничать с Западом. Богатенькие россияне должны всё больше связывать своё будущее с комфортной Европой. Российская молодёжь должна видеть себя неким подобием раскованной и свободной в нравах западной молодёжи. Талантливые российские дети должны спать и видеть себя работающими в крупнейших научных центрах мира, которые, конечно же, располагаются только на Западе. Ну и все россияне должны со временем научиться оценивать себя и свою жизнь исключительно в денежном эквиваленте. Вот тогда со страной можно будет делать всё, что угодно – она к тому времени станет разваливаться сама, раздираемая людским эгоизмом, тщеславием и, конечно, тупостью, привитой населению с помощью прогрессивных либеральных стандартов образования.

А может, не стоило так сразу отказываться от семидесятилетнего эксперимента, который дал и много хорошего? Неужели страна, сделавшая в ХХ веке гигантский шаг в своём развитии, достигшая немыслимых никогда ранее высот во всех областях, не доказала своей жизнеспособности? Страна, восставшая из руин гражданской войны, словно птица Феникс, и всего через двадцать пять лет после её окончания сумевшая одолеть самую мощную военную машину мира, сумевшая приручить атомную энергию и первой запустить человека в космос, заслуживала, наверное, уважения, по крайней мере?

Неужели не ясно было первым президентам страны, что именно коммунистическая идеология стала причиной исторических побед советского народа!? Ведь понятно, что Советский Союз совершил гигантский экономический рывок не из-за изощрённых экономических нововведений, а из-за коммунистической идеологии, вдохновившей миллионы советских людей «на труд и на подвиг». Мощь Советского Союза создала не передовая экономическая наука, а передовая идеология.

Советский Союз вырвался в мировые лидеры не потому, что во главе страны стояли гениальные экономисты, а потому, что возглавлял страну настоящий идеолог. Недаром Сталин предупреждал про обострение идеологической борьбы с ростом мировой коммунистической мощи. Так оно и вышло! Его бездарные наследники, вместо творческого развития коммунистической идеологии, превратили её в мёртвую никому не нужную догму. И когда место идеологов заняли экономисты, показатели экономического развития СССР пошли вниз. Чем догматичнее становилась коммунистическая идеология, тем активнее развивалась экономическая наука, тем ниже становились темпы экономического развития СССР.

Идеологи совершили коммунистической переворот в России 1917 года, идеологи подняли страну из руин гражданской войны, идеологи построили мощное государство и выиграли битву с фашизмом. А потом на смену идеологам пришли комбайнеры, строители и прочие «выдвиженцы», инженеры и экономисты.

Экономические достижения СССР – это результат передовой идеологии, а не передовой экономической мысли. Не экономическими методами достигаются рекордные темпы экономического развития, а передовой идеологией, заражающей массы энтузиазмом свершений. Забвение идеологии в позднем СССР привело к застою в экономике и завершилось сломом советского государства.

Догматизация коммунистической идеологии побудила советскую молодёжь к поискам иных идеологических ценностей. И вполне естественно её приобщение к услужливо предложенному коммунистическими перерожденцами западному либерализму. И когда либеральные западные ценности завладели умами лаборантов и младших научных сотрудников, они просто выкинули СССР на свалку истории. (Подобная трагедия произошла недавно в Ливии, когда пренебрежение вопросами идеологического обеспечения страны вылилось в либеральное перерождение молодой части населения, которая и похоронила Джамахирию.)

Понятно, что именно коммунистическая идеология вывела СССР в мировые лидеры, а не передовые методы управления экономикой. Но насколько надо было быть ничтожными в нравственном и интеллектуальном отношении людьми, чтобы вместо переформатирования коммунистической идеологии, вместо переосмысления истории России и человечества, вместо реформирования Советского Союза сломать все героическое усилия предков по созданию справедливого общества! Ну, загнила коммунистическая идеология после трагической кончины Сталина, так это не повод вообще отказываться от неё! Почему бы не подумать, не пораскинуть мозгами, не попробовать изменить в коммунизме то, что стало тормозить развитие страны. Вместо этого оказалось проще «перевернуть» Россию. «Подумаешь, умрут миллионов тридцать» – издержки  возвращения России к либеральным ценностям.

Тут проглядывается некая аналогия с эпохой Возрождения. Тогда тоже творческие деятели вместо того, чтобы подумать о соответствие католицизма заповедям Иисуса Христа, вместо кардинального реформирования католической догмы, вместо создания новой церкви, попросту выкинули вместе с католицизмом и религию вообще, отказавшись от веры в Бога. Так всегда любители простых и быстрых решений торят миру дорогу в ад.

Привлекательность простых решений не раз и не два подводила россиян.

«Вот, покончим с самодержавием… вот, свергнем царя… вот, избавимся от помещиков и капиталистов… вот, разоблачим диктатора… вот, откажемся от коммунизма… так сразу же заживём счастливо!» Подобными иллюзиями россияне одурманены уже лет двести.

Не сумев до конца понять Россию, мы хватаемся за обрывки мыслей иных цивилизаций, в тщетной попытке обустроить Россию по их стандартам. И когда очередной эксперимент над страной по внедрению чуждой идеологии проваливается, мы сразу же очертя голову хватаемся за другие предложения из того же источника, вместо того, чтобы задуматься, наконец, о собственных ценностях.

Так и мечется Россия, то убегая от либерализма к каким-то неясным ценностям, то снова впадая в либеральное искушение, не в силах понять ни себя, ни других.

Русская национальная идеология, конечно, существует. Правда, пока что не на бумаге, и только в русской ментальности, в национальном сознании россиян, в виде представлений, ценностей, идей. Именно русская духовность позволила россиянам создать великую русскую цивилизацию в многовековом противостоянии силам мирового Зла. Россия и ныне оказывает весьма успешное  сопротивление всем попыткам разрушить её, всем попыткам навязать народам мира несправедливое мироустройство, выступая опять надеждой народов. Однако, постепенно, шаг за шагом, Россия теряет свою духовность под напором ценностей либеральной идеологии, мощно продвигаемой «доброжелателями России», внешними и внутренними.

Народ российский трудится, как может, «писатели пописывают – читатели почитывают», правительство правит, депутаты заседают, чиновники не бедствуют, олигархи жируют… воры воруют… все при деле, все заняты делами… И иногда складывается впечатление, что идеология в России, действительно, всем без надобности.

Так, спрашивается, кому нужна национальная идеология? В конце концов, вопрос о том, кому нужна русская идеология в России неизбежно перерастает в вопрос – а кому нужна Россия без русской идеологии?

26.04.2016.