КУДА ИДЁМ?

Опубликовано 06.09.2016 в Статьи

Избирательная кампания 2016 года в Государственную Думу Российской Федерации идёт полным ходом. Кандидаты в депутаты встречаются с избирателями, участвуют в дебатах.

Какие вопросы чаще всего обсуждаются на этих встречах?

Избирателей волнуют вопросы политики, экономики, по промышленности и сельскому хозяйству, по социальной сфере. Людей беспокоят проблемы медицины, образования, культуры, науки, армии, очень много вопросов задают о ЖКХ… И если спросить любого кандидата в депутаты – какой вопрос, какую проблему он считает самой главной для страны, ответ будет легко предсказуем. Конечно, это будет экономика, промышленность, сельское хозяйство, социальная сфера и так далее по списку.

И вот, что интересно, если бы мы провели опрос среди жителей Российской империи накануне 1917 года, или советских граждан накануне развала СССР, на тему о главнейшей проблеме, стоящей тогда перед страной, ответы были бы примерно одинаковы с сегодняшним днём (с поправкой на войну, разумеется). Опять это будут вопросы по экономике, по промышленному развитию, по увеличению поголовья и яйценоскости…

Всё верно! Людей всегда и во все времена волнуют одни и те же вопросы, связанные с их повседневной жизнью – это так естественно. Плохо, однако, то, что и властные элиты, бывает, озабочены ровно тем же самым, что и рядовые сограждане, и не видят проблем, от которых зависит само существование государства.

Власть государственная по самой своей природе должна смотреть глубже и дальше простого обывателя. Она должна, конечно же, заботиться об удовлетворении повседневных нужд граждан. Но если, кроме этого, власть ни на что больше не способна, и не видит реальных угроз, стоящих перед страной, она обрекает и себя, и страну на погибель. Народ может и не почувствовать угрозы своему существованию – ему простительно, так как он погружён в повседневные заботы о хлебе насущном. Но верховная власть ОБЯЗАНА отслеживать все угрозы, какими бы скрытыми они ни были, если она, конечно, компетентна в вопросах управления страной. На то она и власть!

Обрати Николай Александрович больше внимания на общественные настроения, глядишь, и не случился бы февральский облом империи. Ведь всё у России было в полном порядке (для военного времени) и в тылу, и на фронте. И уже строились планы о предстоящем вскоре взятии Берлина и Константинополя. Но пошёл ко дну российский корабль, когда гавань уже была в виду, как изящно выразился Уинстон Черчилль.

Будь Михаил Сергеевич предусмотрительнее, и не пришлось бы ему прощаться с президентским постом, и Союз, согласно воле народа, сохранился бы. Ведь советские люди не хотели распада страны, они голосовали за её изменение, за «демократию и гуманизм», за «социализм с человеческим лицом». У верховной власти СССР была тогда полная поддержка советского народа, которую она бездарно растеряла.

Вот и сейчас, спустя почти сто лет после распада белой империи и двадцать пять лет спустя после распада империи красной, власти страны опять заняты вопросами, касающимися лишь повседневной жизни людей, и как будто не замечают угрозу, которая ставит предел самому существованию России. И как всегда, самая большая беда в Россию приходит не от врагов внешних, с коими Россия всегда успешно справлялась, а от внутренних проблем, которые, по большому счёту, ещё и не осознаны до конца.

Власти страны сейчас более всего озабочены проблемой возобновления роста ВВП и отчаянно пытаются найти способ оживить экономику. Слов нет, этим надо заниматься постоянно, терпеливо и творчески. И можно даже отметить примеры успешных решений нынешних властей в некоторых отраслях экономики. И даже можно с большой долей уверенности прогнозировать, что и дальше всё будет хорошо с российской экономикой. Будет и постоянный рост ВВП, и мощная армия, и сильный флот, и с проблемами ЖКХ, дай Бог, справимся, и квартирами население будет поголовно обеспечено, наконец, и мясом, и молоком российского производства будут забиты полки магазинов, а по производству зерна Россия вновь станет житницей мира…

Только ничего из этого списка не спасёт Россию от погибели.

 

Предлагаемая ниже статья была написана ещё шесть лет назад. В ней поднимался вопрос о сокращении численности коренного российского населения – русских, украинцев, белорусов, татар…, и упор в статье делался на невозможности разрешить проблему депопуляции коренного российского населения методами современной социальной политики. Было высказано предположение, что решение проблемы сокращения численности коренного населения лежит не столько в сфере социальной политики или в сфере экономики, сколько в сфере идеологии. Что без разработки собственно российской идеологии, альтернативной идеологии либерализма, проблему депопуляции (проблему сокращения численности коренных россиян) не разрешить никогда.

Неразрешимость проблемы депопуляции рано или поздно ставит естественный предел любому обществу и государству. Вот почему следует вновь и вновь привлекать внимание к вопросу постоянного сокращения численности коренного населения России вследствие низкой рождаемости.

 

 

ГЛАВНЕЙШАЯ ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ.

(Статья приводится с минимальными исправлениями.)

 

«К сожалению, российское общественное мнение, поглощённое текущими делами, совершенно не уделяет внимания самой животрепещущей проблеме наших дней. Люди горячо обсуждают всё, что угодно, и не задумываются о том, что все их рассуждения могут оказаться бессмысленны и бесполезны, так как не касаются самой ГЛАВНОЙ ПРОБЛЕМЫ, от решения которой действительно зависит их жизнь и благополучие.

Этой проблемой является депопуляция коренных народов России из-за низкой рождаемости, грозящая радикальными переменами в жизни страны в самые ближайшие десятилетия.

Настоящая трагедия заключается в том, что депопуляция из-за низкой рождаемости представляется проблемой несложной, второстепенной. И в то время, как мысли людей заняты «более насущными делами», низкая рождаемость медленно, но верно выкашивает население, приближая момент, когда уже ничего нельзя будет изменить. Депопуляция населения из-за низкой рождаемости смертельно опасна, и способов избавиться от этой заразы пока что не существует нигде в мире.

 

И в свете продолжающегося сокращения численности коренных россиян становятся абсолютно неважными поглощающие сейчас всё наше внимание «проблемы». Будет расти Химкинский лес или нет, будет ли построен Охта-центр в Питере или нет, будут ли у власти консерваторы или либералы, будет Кавказ российским или будет сам по себе, будет у нас профессиональная армия и будет ли она вообще, будет Россия президентской республикой или монархией, будет у власти «Единая Россия» или какая-то другая партия, случится у нас модернизация или мы так и останемся «сидеть на трубе»… И кому какая разница, какую историю будут преподавать в школах России, если коренных россиян среди учащихся уже не будет… Это всё уже не наши проблемы потому, что численность коренных россиян постоянно сокращается. Это будут проблемы тех народов, кто будет заселять Россию ПОСЛЕ НАС.

Если численность русских, например, продолжает неизбежно сокращаться, то что тогда толку обсуждать будущее – ведь оно нам уже не принадлежит. Поэтому единственный действительно серьёзный вопрос, достойный сейчас внимания россиян – КАК НАМ ОСТАНОВИТЬ РОССИЙСКУЮ ДЕПОПУЛЯЦИЮ?

 

Мировой опыт преодоления сокращения численности коренного европейского населения показывает, что эта проблема не имеет решения в рамках социальной политики либерального государства. Количество материальных благ и вседозволенность почему-то не способствуют сохранению народов европейского мира.

Плотской любви, например, на Западе (а сейчас и в России) полным-полно, а население стареет, и его численность безудержно сокращается. Учёные либерального мира не могут определить причины сокращения численности коренного европейского населения. Есть различные попытки объяснения, но они лишь описывают то, что происходит, и никак не в силах повлиять на процесс европейского исхода.

Существует множество спекуляций на тему сокращения численности населения. Кто-то говорит о недостатке материальной помощи со стороны государства, кто-то, наоборот, считает причиной депопуляции высокий материальный уровень жизни, кто-то говорит о сокращении продолжительности жизни населения от пьянства, табака и наркотиков, кто-то сваливает вину на плохую экологию… И несть числа спекулянтам!

Тысячу, две тысячи лет назад люди жили во много раз беднее, чем сейчас, и продолжительность жизни была вполовину меньше нынешней. Люди во множестве гибли от болезней, войн, стихийных бедствий… Но численность людской популяции неумолимо возрастала! Всё потому, что у людей всегда была высокая рождаемость. Именно она защищала европейцев от вымирания!

Если на каждую женщину рода, племени, страны за всю её жизнь приходится в среднем более 2,2 рождений – народ выживает даже в самых тяжёлых условиях. Но если суммарный коэффициент рождаемости (показатель фертильности) опускается ниже отметки 2,2 ребёнка в среднем на одну женщину, тогда народ обречён на вымирание, несмотря на все его научно-технические и культурные достижения.

Сейчас рождаемость среди коренного европейского населения почти во всех европейских странах, в том числе и в России, колеблется около отметки 1,5 ребёнка в среднем на одну женщину. Этот факт означает приговор всей европейской цивилизации – почти все европейские страны обречены на распад и уничтожение в ближайшие десятилетия. А предстоящий передел европейской собственности будет вероятно самым трагическим и кровавым событием XXI века.

Ещё к началу ХХ века каждый четвёртый житель планеты был европейцем – сейчас уже каждый восьмой, а к середине текущего века европейцем будет только один из пятнадцати жителей планеты. К началу ХХ века африканцев было вполовину меньше, чем европейцев, а сейчас, наоборот, европейцев вполовину меньше африканцев.

К концу текущего века коренные европейцы будут полностью растворены среди других народов земли – так бездарно закончится их история. А на развалинах европейского мира будут установлены иные порядки, которые от нынешних европейских порядков будут отличаться только одним – у народов, заселивших европейские страны, будет нормальная рождаемость для заселения освобождающихся территорий.

 

И вот теперь каждый россиянин пусть задаст себе вопрос: что важнее может быть проблемы сокращения численности своего народа? Хотят ли россияне сгинуть вместе со всей европейской цивилизацией, или мы сумеем преодолеть собственное вымирание из-за низкой рождаемости? Хватит ли у нас разума, чтобы найти нужные ответы, и воли, чтобы остановить собственное уничтожение?

 

Мне противна сама мысль об исчезновении моего народа из-за того, что он оказался не в силах продолжать себя в истории. Поэтому я призываю всех, кто разделяет это мнение, начать широкую дискуссию о воскресении России для жизни. Речь должна сейчас идти не о том, в какой России нам жить, а о том, будет ли Россия вообще.

 

Переживая бурные события прошедшего века, россияне не заметили опасность более грозную, чем всё, что мы пережили. Низкая рождаемость прекращает историю народа, она одинаково беспощадна к представителям всех идеологических течений. Перед фактом сокращения численности коренного населения все политические различия теряют своё значение. Осознав, наконец, величину опасности, угрожающей Отечеству, мы становимся участниками всеобщего движения за воскресение Родины для дальнейшей жизни. Всех россиян, всех патриотов, сейчас должно объединить одно общее дело – как остановить процесс сокращения численности коренного населения России.

Любовь к Родине сейчас означает только одно – преодоление депопуляции. Россияне – русские, украинцы, татары, башкиры и другие коренные народы России, исповедующие православие, мусульманство и другие религии – либо мы все вместе найдём способ преодоления убийственной депопуляции, либо погибнем.

ИНОГО НЕ ДАНО!»

 

 

ЯВЛЕНИЕ ДЕПОПУЛЯЦИИ В РОССИИ.

 

К сожалению, тема сокращения численности коренного населения России остаётся в 2016 году по-прежнему актуальной. Более того, актуальность только растёт со временем – за прошедшие с публикации статьи шесть лет мало, что изменилось, и продолжающаяся депопуляция коренного российского населения из-за низкой рождаемости неумолимо приближает Россию к периоду, когда русские, например, окажутся в меньшинстве на своей родине.

И альтернативная либерализму идеология, единственно способная остановить российское вымирание, пока что так и не сформулирована.

И пусть нас не вводят в заблуждение победные реляции Президенту России отдельных российских губернаторов, похваляющихся увеличением численности населения на подведомственных территориях. Да, суммарный коэффициент рождаемости в России в 2016 году подрос до 1,7 рождений в среднем на одну женщину. Но этот коэффициент фертильности относится в целом к населению России, а что касается собственно «русского коэффициента», то он почти не изменился.

Не просто увеличения численности населения должны губернаторы добиваться! Увеличить численность населения можно и выходцами из жарких стран, например – у них с рождаемостью как раз всё обстоит благополучно. Численность населения российских губерний должна расти именно как следствие увеличения рождаемости среди коренных россиян, а не за счёт приезжих.

Оттого, что где-то в России, в какой-то деревне или городе стали больше рожать, общая катастрофическая ситуация с рождаемостью в стране не изменится. Периодические всплески рождаемости случаются всегда и во все времена. Однако, если эти всплески колеблются на уровне в 2,5 рождений в среднем на женщину – это одна картина. А если на уровне в 1,6 – совершенно обратная. В первом случае у страны есть перспективы сохраниться в истории, а во втором таких перспектив вообще нет.

Победа над российской депопуляцией будет достигнута лишь тогда, когда суммарный коэффициент рождаемости в стране составит, по крайней мере, 2,3 рождения в среднем на коренную россиянку, а не 1,6 рождения, как сейчас.

 

И было бы предельно глупо обвинять только российских женщин в крайне низкой рождаемости в России! Низкая рождаемость – это обоюдная равная ответственность мужчин и женщин, граждан России, не умеющих строить жизнь так, чтобы нормальная рождаемость была естественным следствием личных предпочтений каждого человека.

 

А какое значение имеет низкая рождаемость для общества? Что означает для страны суммарный коэффициент рождаемости коренного населения на уровне 1,6 рождения в среднем на женщину за всю её жизнь?

Говоря просто, рождаемость ниже 2,2 рождений в среднем на женщину означает постепенное умирание народа.

Это постоянное сокращение численности коренного населения. Это неизбежное старение жителей страны. Это вынужденное привлечение мигрантов для поддержания производства. Это политика мультикультурализма в том или ином виде, чтобы задобрить наёмных работников-переселенцев. Это постепенное изменение национального состава населения страны. Это постепенное возрастание национальных противоречий. Это, наконец, рост национализма и терроризма. В конце концов, это неминуемая смерть данного общества и государства в результате гражданских беспорядков и войн. Если даже хладнокровные скандинавы сходятся сейчас в драке с мигрантами, то, что будет твориться в России, когда мигрантов станет достаточно много для того, чтобы они почувствовали себя новыми хозяевами страны?

И дело не в расизме, не в национализме, дело вовсе не в том, какого цвета кожа и каков разрез глаз будут у жителей России через пару десятков лет. Проблема наплыва переселенцев в том, что они несут с собой свою культуру, ценности своей родины, которые могут быть очень хороши сами по себе, за исключением одного – вряд ли их ценности включают в себя тезис о сохранении российской государственности.

Мигранты уезжают из своей страны не для того, чтобы стать европейцами, россиянами, а чтобы просто выжить. Отказ от менталитета своего народа, отказ от духовных ценностей своей покинутой родины не входит в их планы, некоторые из них даже языки стран, приютивших их, не хотят знать, что уж говорить о культуре.

Если бы мигранты становились со временем патриотичными россиянами по своему менталитету, тогда никакой проблемы миграции не существовало бы, и никакой угрозы распада России не было бы. Однако, многие ли считают, что такое возможно в принципе? В Европе уже проводились исследования, согласно которым даже мигранты третьего поколения остаются привержены ценностям культуры своей покинутой родины, а не ценностям культуры народа, приютившего их предков.

Так что, депопуляция русского населения, например, продолжает оставаться главнейшей проблемой современной России, что бы там ни говорили лукавые демографы. При рождаемости, составляющей 1,6 ребёнка в среднем на женщину, о каком будущем страны можно говорить!? Рассуждать о каких-то перспективах развития страны в таких обстоятельствах, означает – врать себе и всем людям! Какими бы положительными ни были показатели заболеваемости и смертности, какая бы продолжительность жизни ни была в стране, каким бы хорошим ни было просвещение и здравоохранение, какими бы быстрыми темпами ни развивалась экономика, при рождаемости меньшей, чем 2,2 ребёнка в среднем на женщину, СТРАНА ОБРЕЧЕНА НА ПОГИБЕЛЬ!

 

Не занимаясь вопросом прекращения депопуляции, мы лишаем страну будущего, мы «подставляем» наших потомков, кому придётся жить во времена распада страны. То есть, фактически, нежеланием или неспособностью остановить сокращение численности коренного населения мы проявляем наш эгоизм, наше стремление «не заморачиваться» сложными вопросами. Получается, что, молча принимая европейский подход о невозможности остановить депопуляцию, мы, тем самым, живём только для себя, любимых, но никак не ради наших детей. Фактически, получается, что нам наплевать на то, как будут «выкручиваться» наши потомки, ведь мы до этого рассчитываем не дожить.

И напрасно рассчитываем! Низкая рождаемость в России уже через 20 – 30 лет может привести к необратимым изменениям в составе населения – таким, что распад страны станет неминуем. Как бы то ни было, но сокращение численности коренного населения при низкой рождаемости до нуля – дело времени. Сокращение численности населения означает и постепенную гибель культуры исчезающего народа, поскольку выходцы из других стран несут с собой культуру своих стран, и вряд ли будут перенимать культуру вымирающего населения.

 

Проблема низкой рождаемости обнаружилась в СССР ещё в брежневские времена. По уму, надо было ещё в 60-е годы прошлого века поставить государственную цель – разобраться с причинами депопуляции. Но коммунистическая власть не нашла ничего лучше, как засекретить взрывоопасный материал о катастрофическом снижении рождаемости среди коренных народов России. Эта страусиная позиция КПСС уже тогда говорила о полной интеллектуальной деградации партийного руководства.

Сейчас, накануне выборов в Государственную Думу России, опять мы слышим, ставшие уже шаблоном, заверения кандидатов и партий в их неизменной заботе о росте благосостояния россиян. И хоть бы кто-то из политиков заикнулся о неразрешимой проблеме сокращения численности коренных народов России! Хоть кто-то поднял бы эту проблему до уровня государственной проблемы, требующей незамедлительного разрешения! Нет, привычней и проще говорить о надое, о тоннах и кубометрах – всё понятнее, чем вникать в вопросы, не имеющие на сегодняшний день решения.

Попробуйте-ка на какой-нибудь встрече с кандидатом спросить, каково его мнение о главнейшей проблеме, стоящей сейчас перед Россией. В ответ можно будет услышать много интересного, но первые места в списке важнейших проблем обязательно займут вопросы экономики, вопросы «материального обеспечения трудящихся».

И вряд ли, но возможно, кто-либо из кандидатов вспомнит о постоянном сокращении численности коренных россиян, то есть, о депопуляции русского, например, населения. Но вряд ли кто из кандидатов воспринимает депопуляцию как войну на уничтожение страны, где жертвами являются дети, не родившиеся на свет благодаря свободному выбору не желающих обременять себя заботами свободных людей.

И даже если вопрос о депопуляции возникнет, ответы кандидатов в депутаты будут до убогости однообразны: чтобы избавиться от депопуляции надо больше денег, надо больше больниц, школ, детских садов… То есть, все ответы будут сводиться к экономике. Как будто от количества перинатальных центров зависит уровень рождаемости в стране!

И вряд ли кто-то из кандидатов в депутаты Государственной Думы предложит начать общероссийскую дискуссию по главнейшей проблеме страны. И тем более, вряд ли кто-то предложит учредить Идеологический институт при Президенте России, например, поскольку именно высшая власть в стране должна курировать решение самого главного вопроса успешного существования государства. И кто из кандидатов предложит начать разработку идеологии воскресения страны, единственно способной задать новую систему человеческих ценностей и объяснить смысл существования в истории человечества русских, россиян, России?

 

А какие «решительные» предложения и идеи только не высказывались и не высказываются политиками, прикасающимися время от времени к проблеме депопуляции.

Кто-то в полемическом задоре кричит о введении многожёнства в России, кто-то о принудительной беременности, кто-то о запрете абортов. Как будто люди – ничего не понимающие марионетки, «винтики». В таких призывах сквозит некомпетентность, если не сказать глупость, с одной стороны, и презрение к людям – с другой.

А кто-то, по пролетарски, просто предлагает: «Даёшь миллиард россиян к концу XXI века!» А почему не два миллиарда, не десять? Лозунговая политика в сфере демографии наивна и бесполезна. Повысить рождаемость населения – не лампочку ввернуть! Может, сначала стоит подумать, как хотя бы восстановить рождаемость до уровня 2,2 рождений в среднем на коренную россиянку? Что для этого нужно сделать?

А кое-кто, как мантру, повторяет слова о «встающей с колен России», о возрождении российской мощи, искренне полагая, что мощи вооружённых сил России достаточно для благоденствия страны. Забывая при этом, что могучая Советская Армия никак не смогла предотвратить погибель Советского Союза. Да, безусловно, мощные вооружённые силы необходимы для безопасности страны, однако, если рождаемость низка, страна обречена на поражение в любом случае.

К сожалению, проблема депопуляции благими пожеланиями и звонкими лозунгами не решается. Не решается она и деньгами, которые воспринимаются, порой, как плата за рождение детей. Не поднять рождаемость ни развитием медицины, ни запретом абортов, ни вообще какими-либо мерами материального характера. Это уже давно уразумели в Европе и даже не зарекаются о преодолении депопуляции коренного европейского населения, тихо вымирающего из-за низкой рождаемости.

 

Незаметно и почти негласно идёт смертельная битва в умах людей за будущее России. И пока что результатом этой битвы становятся миллионы не рождённых россиян и стареющее, сокращающееся количественно, коренное население России.

И крайне удручает непонимание российского правящего класса, бизнес-элиты, угрозы, исходящей от низкой рождаемости коренного населения страны. Поглощённые повседневными заботами о яхтах, хамоне и трюфелях насущных, чиновники и бизнесмены, своим невниманием к проблеме российской депопуляции, объективно приближают и усугубляют будущий крах России.

Невозможно представить обсуждение вопросов сокращения численности коренного российского населения в свете духовно-нравственного состояния российского общества на заседании кабинета министров России, например. А когда смеешь обратиться к российскому бизнесу за финансовой поддержкой философских исследований в сфере идеологии, сквозь тебя смотрят «стеклянными» глазами: «А сколько это весит в граммах?» Ладно, бизнес, там люди работают исключительно ради себя, любимых. Но государство-то российское, по идее, должно бы заботиться о благополучии страны не только в перспективе ближайших лет, до очередной избирательной кампании, но и в перспективе ближайших десятилетий.

Депопуляция коренного российского населения обесценивает все усилия правительства России по возрождению страны. Ну, в самом деле, кто будет жить в построенных отличных домах, ездить по распрекрасным дорогам, лечиться в оборудованных по последнему слову науки и техники больницах, если коренные россияне размножаться не хотят? Всё национальное богатство, в конечном счёте, достанется тогда наследному населению, которое вряд ли будет благодарно вымирающим россиянам за доставшееся даром наследство. Коренное население России сокращается непрерывно, постепенно приближая страну к трагическим событиям, связанным с силовым перераспределением собственности вымирающих народов в пользу народов нарождающихся.

Никакая экономика, какой бы развитой она ни была, не спасает страну от депопуляции низкой рождаемости. Если верховная государственная власть не видит угрозы, исходящей от депопуляции, тогда страна обречена на развал, поскольку, при любых экономических успехах, вряд ли наследное население России будет беречь целостность страны, предпочитая сиюминутную выгоду сохранению исторических ценностей культуры вымирающего народа.

 

И печалит одно предчувствие, что после завершения нынешней избирательной кампании вопрос о депопуляции опять «положат под сукно». Опять, как в советские времена, он будет лежать недвижно до тех пор, пока ничего уже сделать будет нельзя.

Однако, без надлежащего разрешения «проклятых» демографических вопросов, никакая экономическая цифирь не поможет сохранит общество и государство. Рост поголовья скота или увеличение интернет покрытия территории никак не влияют на увеличение рождаемости населения страны. Это надо понимать!

 

 

ДЕПОПУЛЯЦИЯ НИЗКОЙ РОЖДАЕМОСТИ В ЕВРОПЕ НОВОГО ВРЕМЕНИ.

 

Термин «депопуляция» изначально применялся в биологии, где он означает сокращение численности какой-либо группы (популяции) организмов. Депопуляция в демографии – сокращение численности населения какой-либо страны, племени, народа.

В истории человечества сокращения численности населения являлись следствием вооружённых конфликтов, природных явлений, таких, как, например, извержение вулканов, или неурожаи, смертельные эпидемии. Депопуляции от этих причин происходили за счёт гибели людей всех возрастов – войны, голод и болезни никого не щадят. Но так как на всём протяжении истории рождаемость, как правило, намного превышала 2,2 рождения в среднем на женщину, человечество в целом всегда благополучно выбиралось из ситуаций с депопуляциями этого типа.

Но на протяжении последних двухсот лет европейский мир столкнулся с депопуляцией нового типа, когда сокращение численности населения происходит не за счёт смерти людей всех возрастных категорий (как во времена эпидемий и войн, например), а только за счёт не рождения новых членов общества. Так человечество столкнулось с явлением сокращения численности населения, живущего в материальном благополучии, происходящим из-за низкой рождаемости.

Казалось бы, европейское общество, избавившись от болезней и голода, и получив высокий уровень материального обеспечения, не должно было бы иметь проблем с народонаселением. Никто в либеральной Европе не ожидал, что избавление от причин, приводящих к депопуляции первого типа, приведёт к появлению депопуляции низкой рождаемости. Действительность, однако, оказалась непредсказуемой.

Первые признаки европейской депопуляции  из-за низкой рождаемости появились ещё в XIX веке. С тех пор, что только ни предпринимали европейцы в разных странах, чтобы остановить сокращение численности европейских народов. Каких только спекуляций по поводу причин сокращения численности коренных европейцев не было придумано за эти две сотни лет! Однако усилия разных стран в борьбе с депопуляцией ни к чему не привели – проблема сокращения численности коренного населения из-за низкой рождаемости оказалась неразрешимой загадкой для европейского ума.

В самом деле! Поразительно, что европейские политики, социологи, просто интересующиеся этим вопросом, люди прекрасно осведомлены о продолжающемся сокращении численности коренных европейских народов. Все всё прекрасно знают, но никто ничего не делает и даже не предлагает что-либо предпринять в борьбе с этим сокращением. Не предлагают именно потому, что за двести лет европейцы уже все способы борьбы с депопуляцией испробовали и пришли к выводу о невозможности остановки сокращения численности коренных европейцев.

Как показал опыт, сокращение численности коренного европейского населения происходит не из-за пьянства, не из-за наркотиков, не из-за низкого или высокого уровня жизни, не из-за войн, революций или стихийных бедствий. Всё перечисленное, несомненно, влияет на сокращение численности населения, но нынешнее сокращение численности, вызванное низкой рождаемостью, есть следствие более глубокой причины, о которой европейцы предпочитают не говорить.

На самом деле ответ о причине депопуляции низкой рождаемости довольно прост, но европейцы не могут согласиться с таким ответом. Если все материальные (денежные) методы борьбы с европейской депопуляцией оказались недейственными, значит, дело не в деньгах, не в материальном благополучии, а в той идеологии, в том мышлении и образе жизни, согласно которым живут европейцы.

 

Либерализм на место Бога возвёл материальные ценности, провозгласил деньги мерилом всего на свете – всё продаётся и всё покупается в капиталистическом западном мире. Но, как показала история европейской депопуляции низкой рождаемости, за деньги всё можно купить, кроме детей. Сколь бы ни были богаты европейцы, а родина их обречена на погибель, потому что новорождённые за деньги не покупаются. Оказывается, деньги и материальное могущество Европы не могут спасти её народы от вымирания. Никакого богатства Европы не хватит, чтобы увеличить рождаемость среди коренных европейцев. Вот и получается, что решение проблемы депопуляции находится не в материальных условиях существования человека, а в головах людей – в их мировоззрении, идеологии, в образе жизни людей.

Этот вывод крайне важен, так как он прямо говорит, что всё-таки «не в деньгах счастье», что корни сокращения численности коренных европейцев из-за низкой рождаемости надо искать не в материальном мире, а в сфере духовной, в сфере мировоззренческой.

 

В чём же причина депопуляции? Если либерализм заменяет, освобождая человека от веры в Бога, нравственные ценности подлинного христианства ценностями материального благополучия, ценностями «освобождения человека от всех пут», тогда естественным поведением человека становится освобождение от всех и всяческих обязанностей, начиная с отказа от посещения воскресной проповеди и заканчивая принятием принципов ChildFree. Если главной целью человеческой жизни становится богатство, материальный комфорт, всемерное удовлетворение потребностей или «всестороннее развитие личности», то где тогда в ней место для детей?

На протяжении 500 лет Нового времени постепенно реализуется в мире великая идея эпохи Возрождения  о способности человека успешно обойтись в своей жизни без Бога и Его нравственности. И сокращение численности населения стало, таким образом, закономерным результатом торжества либерализма в европейском мире. А это означает, что без перемены идеологии, без смены системы либеральных ценностных ориентиров, невозможно избавиться от депопуляции в принципе, поскольку она и есть реальное овеществление либеральных ценностей.

Вот этот вывод и не могут принять европейцы, не могут с ним согласиться, поскольку он означает ложность идеи об освобождения человека от Бога, и ошибочность исторического выбора Европы, совершённого в эпоху Возрождения. Европа открыла тогда тупиковый путь развития человечества и железом и кровью навязала свой выбор всему миру. И вот сейчас наступает для Европы пора расплаты за ошибки предков, за всё свершённое европейцами в Новое время. И расплата ожидается ужасной.

 

Все социальные проблемы Европы естественно вытекают из идеологии, согласно которой европейцы живут со времени эпохи Возрождения. Это идеология либерализма – идеология освобождения человека от всех связывающих его пут, начиная с «пут религии». Освобождение европейца от католического регламента пятьсот лет назад привело его постепенно к отказу от основных социальных функций человека к концу ХХ века. Тотальное освобождение человека, существующего теперь ради удовлетворения собственных постоянно растущих потребностей, неизбежно ведёт к отказу от обязанностей по сохранению общества и государства, приводит к абсолютизации свободы личности, и как следствие – к отказу человека от продолжения рода. Освобождённый человек сбрасывает с себя любое бремя, в том числе и бремя заботы о детях – проще не рожать детей, чем ограничивать свою свободу заботой о них.

 

Поражает полное позорное бессилие европейской общественной мысли в вопросе спасения собственного населения от вымирания! Вместо того, чтобы понять причины депопуляции и остановить европейское вымирание, европейские учёные, напротив, говорят о перенаселении планеты. Мол, не расстраивайтесь, европейцы, а стройными рядами идите мирно на кладбище, уступая место под солнцем Европы выходцам из бедных стран мира.

Откуда такая ненависть к собственным народам?! Почему европейцы должны исчезнуть с лица земли? Неужели выходцы из беднейших стран мира более достойны жить в Европе? И неужели они лучше европейцев знают, как надо мирно жить? Очень сомнительно! Скорее наоборот, когда переселенцев станет достаточно много в Европе, они раздерут её на части в грабежах и разбоях. Вот когда оставшиеся коренные европейцы пожалеют, что им пришлось дожить до эпохи беспредела!

Европейская немощность в решении проблемы депопуляции говорит о неспособности европейской гуманитарной науки, базирующейся на идеологии либерализма, отвечать на вызовы времени. Эта немощность и неспособность говорят недвусмысленно, что историческое время европейской либеральной цивилизации истекает вместе с постоянным сокращением численности коренных европейских народов.

Смешно и грустно видеть футбольные команды некоторых европейских стран, на 80 процентов состоящие из переселенцев и их потомков. Нет, никто не против приезжих ребят, выступающих под европейскими знамёнами, честно и талантливо отрабатывающих своё дело на футбольном газоне – они просто молодцы! Речь о том, что самих-то природных европейцев, достойных защищать спортивную честь своей родины, становится с каждым годом всё меньше – они исчезают!

 

Чтобы «оправдать» низкую рождаемость среди коренных европейцев, придумано множество спекуляций. Например, кое-кто полагает главной причиной современной европейской депопуляции перенаселённость европейских городов. Люди, якобы, перестают размножаться при скученности населения. Точно так же, как это делают мошки в закрытом сосуде, когда их становится слишком много.

Но люди не мошки! Конечно, базовые животные инстинкты имеются и у людей, но автоматически ровнять людей и зверей – это невежество.

Да, инстинкты играют в жизни человека существенную роль, но никак не определяющую, если, конечно, человек пользуется своим разумом. И чем более в почёте разум, тем меньшую роль в жизни людей играют животные инстинкты. Но если разум уступает место деньгам, экономическим достижениям, например, тогда, действительно, инстинкты начинают играть всё большую роль. «Если ты такой умный, то почему такой бедный?», говорят в либеральном мире, и … вымирают из-за низкой рождаемости, как мошки в сосуде.

А какова ценность разума в обществе – это как раз и определяет идеология, принятая обществом. Либерализм, поставивший на пьедестал свободу и деньги вместо разума и духовной нравственности, превращает людей в бездумных «мошек», вымирающих из-за того, что они инстинктивно перестают размножаться. Пора человеку вернуться к разуму и духовной нравственности, чтобы не сгинуть, подобно бездумной мошкаре.

 

То, что происходит сейчас в Европе в связи с наплывом беженцев – это лишь цветочки, ягодки вполне созреют лет через десять. Скорее всего, переселенцы и их потомки будут рьяно хранить традиции предков, и перенесут свои межнациональные конфликты на территорию Европы. В России это уже можно наблюдать в конфликтах выходцев из Средней Азии, например, с выходцами с Кавказа. Так же будет и в Европе – межнациональные конфликты взорвут континент, когда переселенцы и их потомки станут со временем абсолютным большинством в приютивших их странах.

Разбогатевшие в период лихих девяностых «малиново-пиджачные» россияне с удовольствием переселялись в Европу, представлявшуюся им земным раем. Но уже скоро наступят дни, когда «малиновые пиджаки» побегут из пылающей Европы, как крысы с тонущего корабля, в поисках спокойствия и уверенности в завтрашнем дне. Но нигде в мире они больше спокойствия не найдут потому, что наступают последние дни существования либеральной европейской цивилизации, построившей своё благосостояние на эксплуатации человечества.

Современная Европа гибнет не из-за плохой экологии, не из-за недостатка свобод и демократии, не из-за низкого уровня жизни, не из-за наплыва мигрантов, а из-за ценностей либеральной идеологии, воспитавшей европейцев бездумными потребителями материальных благ. Да, Европа погибает из-за «недорода», но при этом ещё «продолжает благоухать». Однако, уже скоро европейский парфюм перебьют запахи иных народов, прибывающих заселять вымирающую Европу.

 

 

ПРЕОДОЛЕНИЕ ДЕПОПУЛЯЦИИ НИЗКОЙ РОЖДАЕМОСТИ.

 

Депопуляция коренного европейского населения ставит неизбежный крест на истории европейских народов. Но самое глупое – думать, что судьба России при нынешней рождаемости будет иная.

 

Почему же Россия должна покорно следовать в фарватере европейского вымирания? У России есть уникальный шанс не допустить сокращения численности своего коренного населения, сформулировав идеологию, альтернативную либерализму.

Сказать проще, чем сделать! Разработка такой идеологии должна стать главной заботой государства российского, потому как, если такая идеология сформулирована не будет, Россия неизбежно обречена исчезнуть, вслед за Европой.

Как же должны решаться подобные грандиозные задачи?

Наверное, надо бы, во-первых, всему обществу российскому понять серьёзность проблемы депопуляции.

К сожалению, российское общество сейчас почти не осознаёт, какой страшной проблемой является депопуляция низкой рождаемости. Надо как можно быстрее устранить эту неграмотность с тем, чтобы россияне были готовы к неизбежным переменам в их жизни, связанным с переходом общества к иным жизненным ценностям, если, конечно, россияне хотят сохранить себя в истории человечества. Россияне должны понять, что их выбор возможен только между смертью страны вследствие сокращения коренного населения из-за низкой рождаемости, и жизнью на основе иных, по сравнению с либерализмом, жизненных ценностей, пусть суровой и трудной, но дающей надежду на воскресение страны к жизни и благополучию.

Надо бы, во-вторых, государственной власти России осознать неизбежность трудных решений и начать действовать.

Возможно, надо создать Идеологический Центр под эгидой Президента России, возложив именно на него всю ответственность за разработку идеологии воскресения страны. Кто, как не центральная власть страны должна быть в наибольшей степени заинтересована в сохранении и развитии государства российского? Значит, ей и курировать всю работу по идеологическому обеспечению. При всех правильных шагах, что делает сейчас государство в области экономики и политики, необходимо сосредоточится на идеологической проблеме, без решения которой все нынешние успехи рано или поздно обратятся в пыль.

 

У России есть две возможности сохранить себя в истории.

Первая. Через принятие новой системы жизненных ценностей повысить рождаемость коренных россиян хотя бы до уровня простого воспроизводства населения.

Вторая. Создать такую систему образования, такой «плавильный котёл» в обществе, чтобы мигранты становились со временем россиянами по своей ментальности.

Какая возможность представляется более выполнимой – решать надо как можно быстрее. Но если подумать, то именно идеология воскресения России должна стать необходимым условием и для повышения уровня рождаемости, и для формирования российской ментальности у переселенцев со всего света. Тогда – добро пожаловать!

Именно в разрешении проблемы депопуляции низкой рождаемости лежит ответ на все вопросы современности. Разработка альтернативной либерализму идеологии позволит разрешить не только проблему сокращения численности коренного населения, но и задаст вектор успешного развития России.

Вопросы экономики должны стоять на первом месте перед Парламентом страны – он для того и создан, чтобы улучшать жизнь населения. Но верховная власть должна понимать, что не только экономика обеспечивает жизнь страны, а и идеология, задающая систему ценностей, от которой напрямую зависит рождаемость населения, например, уровень коррупции и преступности в обществе, потребление алкоголя, ответственность и честность, стойкость и мужество людей и так далее.

 

Понятно, что очень не хочется выходить в неизвестность, за рамки сложившихся веками стереотипов, и отказаться от либерализма, сделавшего Европу гегемоном мира. Но ведь выхода-то нет! Европа уже «загибается», и дальше процесс дезинтеграции Европы будет только нарастать – само не рассосётся! И России, выбравшей «европейский путь развития», предстоит то же самое, что и Европе. Единственное спасение для России, как, впрочем, и для Европы, – это скорейший отказ от идеологии либерализма и разработка альтернативной либерализму идеологии развития общества. Время торопит: кто не успел, тот опоздал, и его место на общеевропейском кладбище истории.

И если Россия не предпримет решительные меры в поисках достойного гуманитарного ответа на проблему депопуляции своего коренного населения, то её судьба не будет отличаться от трагического европейского исхода.

 

Почему европейцы предпочитают лишний раз не упоминать европейскую депопуляцию понятно – они совершенно не понимают, что с ней делать. Возможно, некоторые из европейцев и видят какую-то связь между сокращением численности коренного европейского населения и принятой в Европе системой либеральных ценностей, но никто из европейцев не рискнёт хоть что-то сказать в осуждение либерализма – в Европе существует тотальная диктатура либеральной идеологии.

А почему русские, российские политики и чиновники, например, предпочитают лишний раз не говорить о депопуляции русских в России?

Да потому, что русские за много веков истории привыкли смотреть европейцам в рот – если уж «сама Европа с Америкой» не могут избавиться от депопуляции коренных европейцев, так куда уж нам, в лаптях, что-либо своё придумывать! Это пресмыкательство перед Европой и самоуничижение среди российских элит поражает и расстраивает!

И не могут понять, «ответственные россияне», что у европейцев нет никакой возможности когда-либо избавиться от своей депопуляции, оставаясь в рамках либеральной духовно-нравственной парадигмы. Вопрос о депопуляции – «проклятый европейский вопрос», так как европейцы за двести лет так ничего и не смогли предложить для остановки сокращения численности коренных европейцев, поскольку эта проблема не имеет решения в рамках либеральной идеологии.

Понятно, почему кандидаты в парламентарии и действующие политики не любят говорить о депопуляции – ИМ СКАЗАТЬ НЕЧЕГО! Они хорошо разбираются в тоннах и километрах, в финансах и законах. В лучшем случае, упомянув о депопуляции, политики станут опять рассуждать о пороках общества, о слабости социальной политики, о пьянстве и наркомании, и конечно об экономике и деньгах. А дальше идёт реклама своей партийной программы, предусматривающей «больше выделять средств на защиту детства и материнства и на поддержку семьи». Тупиковый либеральный подход к проблемам!

 

А ведь всё просто! Если духовно-нравственные нормы, принятые в обществе, не работают на сохранение общества, рождаемость снижается, несмотря на высшую производительность труда и растущую экономику. Если принятые в европейском обществе духовно-нравственные нормы лживы – люди перестают размножаться. Европа, развивающаяся в рамках либеральной идеологии, обрекла себя на самоуничтожение посредством сокращения численности коренных европейцев из-за низкой рождаемости.

Повысить рождаемость коренных европейцев может только отказ от либерализма, но разве Европа может пойти на это? И вот вопрос: а захочет ли Россия отказаться от либеральной идеологии и разработать свою собственную идеологию успешного развития, чтобы избавиться от своей депопуляции? Если нет, тогда наши внуки будут очень «благодарны» своим непутёвым предкам, которые могли что-то сделать, но не захотели в силу своей лени, привычки смотреть европейцам в рот, в силу зашоренности своего сознания европейскими либеральными догмами. Нам перед нашими малочисленными потомками не будет стыдно?

Нужен серьёзный, на уровне государства, разговор о духовно-нравственных ценностях, которые могли бы стать долговременной основой строительства российского государства. Если Россия не избавится от либерального диктата о первенстве материальных интересов, от диктата денег, тогда страна сгинет, вслед за Европой, из-за неумолимого сокращения численности коренного населения вследствие его низкой рождаемости. И когда же государство российское, наконец, осознает эту неизбежность?

 

Подлинная государственная забота о людях состоит в том, чтобы создать гражданам такие условия проживания, чтобы нормальная рождаемость стала естественным результатом жизнедеятельности людей. Для этого государство располагает всеми необходимыми средствами – от экономики до науки. Если же в стране происходит падение рождаемости среди населения, значит, что-то в государстве, в системе государственных ценностей, работает неправильно. Значит, следует изменить систему ценностей в государстве таким образом, чтобы люди вновь обрели уверенность в своей правоте, которая проявилась бы в рождении детей.

Создание новой системы ценностей – это вопрос не экономический, а философский, идеологический. Это вопрос человеческих ценностей, вопрос смысла человеческого существования. И без его решения вся иная деятельность бесполезна для народа страны, поскольку он обречён на вымирание из-за низкой рождаемости.  

Смысл идеологии либерализма – освобождение человека, свобода личности. В экономической сфере либерализм наиболее полно выражается в капитализме, смысл которого – прибыль, деньги. И детям в либеральном капиталистическом мире места, таким образом, нет.

 

Россию от распада и уничтожения, из-за сокращения численности коренного населения страны вследствие низкой рождаемости, не спасёт ни мощная экономика (как не спасает она сейчас вымирающую Европу), ни самая сильная армия (как не спасла она от распада Советский Союз). «Миролюбивый и толерантный Запад» хорошо знает о проблеме сокращения численности коренного российского населения, и полагает, что Россия обречена на вымирание, развал и уничтожение, и готов ей всячески помогать в этом. Так что, пока депопуляция коренных народов России продолжается, время работает против России.

Россию, вместе с сокращением численности коренного населения, ждёт постепенное увеличение проблем, сложностей, угроз, поскольку и коренных россиян становится всё меньше, да и новые поколения россиян всё больше погружаются в ценности либерального мира, где личный материальный комфорт ценится дороже всего. Шанс воскресения у России появится только в случае, если либеральная система ценностей будет заменена другой, направленной не на «всестороннее развитие личности» и «всемерное удовлетворение постоянно растущих потребностей», а на всемерное развитие разума в соответствие с общечеловеческой духовной нравственностью.

Наверное, не полезные ископаемые делают государство мощным и успешным, не высокий уровень производства и потребления, а разумные и высоконравственные люди на рабочих местах и во власти. Вот ради всестороннего развития ума и приобщения к духовной нравственности и должна быть сформулирована новая идеология. Только тогда у России появится шанс не просто выжить, сохраниться, но и преумножиться многократно в своём развитии.

 

Депопуляция низкой рождаемости есть закономерный результат реализации освободительных идей эпохи Возрождения. Начавшись с идеи освобождения человека от тотальной диктатуры католической церкви, либерализм освободил человека от Бога вообще. И тотальная католическая диктатура сменилась тотальной диктатурой свободы от всех и всяческих обязанностей, ведущей к деградации человека. И снижение рождаемости народов, заражённых либерализмом – это плата человека и общества за распущенность и вседозволенность в условиях тоталитарной свободы.

Единственно возможный способ преодолеть депопуляцию низкой рождаемости – дать человеку иную систему жизненных ценностей, альтернативную либеральным ценностям. Следует заменить ценности либерализма – тотальная абсолютизация свободы и возведение денег в качество универсального эквивалента – на ценности разумного отношения к действительности и общечеловеческой духовной нравственности. Только приняв новую систему ценностей можно повернуть вспять процесс сокращения численности коренных народов России.

Разработка альтернативной либерализму идеологии – это крайне трудный, долгий и кропотливый творческий процесс. Не менее трудным делом будет убедить россиян в необходимости принятия трудных решений. Возможно, трудности на пути разработки альтернативной либерализму идеологии и трудности на пути внедрения новых идей в массовое сознание будут непреодолимы, и коренным россиянам так и не удастся преодолеть собственное вымирание.

Но можно и нужно хотя бы попытаться! Чтобы не было стыдно смотреть в глаза своим детям даже в случае неудачи. Да, мы могли что-то предпринять, и мы действительно пытались что-то сделать, но, к сожалению, у нас не получилось. Возможно, нам чуть-чуть не хватило ума.

 

Так куда же идти России, господа кандидаты в депутаты?

На кладбище истории, вслед за умирающей Европой, оставаясь верными почитателями «европейского пути развития»?

Или же попытаться найти, наконец, свой собственный путь в истории человечества, разработав свою идеологию успешного развития?

 

Август-сентябрь 2016.