НАЦИЗМ естественный и неизбежный

Спасти мир от нацизма – значит, дать людям идеологию братства народов.

О Г Л А В Л Е Н И Е:

         ПРЕДИСЛОВИЕ.                                                                                  

I. СТОЛКНОВЕНИЕ С НАЦИЗМОМ.

  1. ГИДРА НАЦИЗМА.                                                                              

2. НЕРАЗРЕШИМАЯ ЗАГАДКА.                                                           

3. ЯПОНСКИЙ СЛУЧАЙ.                                                                        

4. ЧИТАЯ УМБЕРТО ЭКО.                                                                    

II. ПОСТИЖЕНИЕ НАЦИЗМА.

  1. ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ НАЦИЗМА.                                                

2. ЧЕЛОВЕК ЕСТЕСТВЕННЫЙ.                                                           

3. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ВОЙН.                                                              

4. ИДЕОЛОГИЯ ЯЗЫЧЕСТВА                                                             

5. НАТУРАЛЬНЫЙ НАЦИЗМ.                                                                  

III. ВОЗРОЖДЕНИЕ НАЦИЗМА.                                   

  1. СТУПЕНИ ПАДЕНИЯ.                                                                      

2. ЛИБЕРАЛИЗМ – ДОРОГА К НАЦИЗМУ.                                       

3. ВОЗРОЖДЕНИЕ ЯЗЫЧЕСТВА.                                                        

4. АПОЛОГИЯ АНТИЧНОСТИ.                                                            

IV. НАЦИЗМ НА ПОДХОДЕ.

  1. ПРОГНИЛО ВСЁ.                                                                                 

2. ФАШИЗМ – ЭТО НЕДОНАЦИЗМ.                                                    

3. СКАЗКИ О ДЕМОКРАТИИ И СВОБОДЕ.                                        

V. ИЗБАВЛЕНИЕ ОТ НАЦИЗМА

  1. СНЫ О РОССИИ.                                                                                  

2. РУССКАЯ ИДЕЯ И РУССКАЯ ИДЕОЛОГИЯ.                                 

3. ГРЯДУЩИЙ НАЦИЗМ И КАК С НИМ БОРОТЬСЯ.                       

4. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ РОССИИ.                                                        

VI. ОГЛЯДЫВАЯСЬ НАЗАД

  1. ДУХОВНО-НРАВСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ.                                       

2. ПОСТИЖЕНИЕ ВРЕМЁН.                                                                         

КРАТКИЕ ИТОГИ.                                                                               

ПОСЛЕСЛОВИЕ.                                                                                  

ПРЕДИСЛОВИЕ.

Идея освобождения человека от веры в Бога – идея либерализма – появилась во времена эпохи Возрождения. Она отвергает необходимость Бога как условия счастливого будущего человека и человечества. А либеральная идеология, оформившаяся в эпоху Просвещения, отвергла религию, заклеймив её званием «опиум для народа», изобретением ловких людей для своего безбедного существования за счёт других. Либерализм резко развёл науку и религию, возвеличив первую и умалив вторую.

И одна из целей предлагаемой вашему вниманию, уважаемый читатель, работы состоит в том, чтобы показать тщетность либеральных попыток разумно объяснить действительность и обеспечить земной цивилизации мирное будущее, опираясь исключительно на либеральную науку. Отвергая религию и веру в Бога, либерализм, тем самым, лишает себя возможности быть полезным человеку и обществу.

Религия есть первое разумное осмысление действительности древним человеком, что означает её нераздельность с мышлением человека. Религия есть предтеча науки и совершенно не противоречит ей, поскольку религия, как и наука, вытекает из естественного стремления человека познать и объяснить для себя окружающий мир. И отвергая религию, мы, тем самым, отвергаем возможность правильного понимания проблем, с которыми сталкиваемся.  

Возрастающая сложность проблем, с которыми сталкивается человечество, требует правильного понимания для их успешного разрешения. И совсем не надо быть учёным, чтобы бездумно отвергать то, что не нравится по каким-либо причинам, или не вписывается в либеральные «научные» теории, как это случилось с религией.

В соответствие с идеологией либерализма, принято считать, например, что фашизм и нацизм есть феномены ХХ века, что они появились исторически лишь недавно, что никогда ранее человечество не сталкивалось с подобными явлениями. Но либеральная теория о прогрессивном развитии человечества и о недавнем происхождении нацизма почему-то не работает, поскольку на её основе невозможно ни объяснить происхождение нацизма, ни остановить процесс его воскресения, наблюдаемый сейчас повсеместно.

Цель данной работы, однако, не в том, чтобы внести ясность в спор либералов, капиталистических и коммунистических, относительно происхождения нацизма, а в том, чтобы, выйдя за рамки либеральной идеологии, понять явление нацизма в иной духовно-нравственной парадигме. Только на основе этого понимания можно не только покончить с нацизмом раз и навсегда, но и обеспечить земной цивилизации благополучное будущее.

Прошу уважаемого читателя заранее простить автора за, порой, излишнюю эмоциональность, за частые повторы, встречающиеся в тексте. Это вызвано исключительно моим страстным желанием как можно яснее и подробнее изложить свои взгляды, при отсутствии необходимого для тщательного обдумывания текста времени, литературных талантов и писательского опыта.

Хотелось бы надеяться, что изложенное ниже поможет всем нам лучше понять сегодняшнюю действительность и сделать правильный выбор пути развития нашей страны.

Спасибо за Ваше внимание и понимание!

I. СТОЛКНОВЕНИЕ С НАЦИЗМОМ.

ХХ век стал веком столкновения земной цивилизации с фашизмом и нацизмом. Никто в цивилизованном мире не ожидал того зверства, что принёс народам Европы и мира германский нацизм. Никто не ожидал, что пособники нацизма способны творить своё страшное зло на всех континентах. Мировая либеральная цивилизация разбилась о нацизм, но так до конца и не смогла понять, откуда взялась эта зараза.

  1. ГИДРА НАЦИЗМА.

9 мая 1945 года нацистская Германия признала своё полное поражение в войне против объединённого человечества. Германский нацизм был уничтожен физически – у него не осталось больше вооружённых людей, готовых убивать других людей ради своего господства.

Но прошло совсем немного времени и в разных странах мира нацистские идеи стали вдруг привлекательны для некоторых молодых людей. Более того, даже в странах-победительницах нацизма появились его последователи. Свои нацисты объявились даже в СССР – в стране, отдавшей 27 миллионов жизней за освобождение человечества от нацистской заразы. Значит, есть что-то интересное, притягательное для наивного сознания, хотя бы внешне, в этой человеконенавистнической идеологии. Что же? Честного ответа, к сожалению, нет до сих пор.

А XXI век становится и вовсе веком подлинного воскресения нацизма! Даже Организация Объединённых Наций, увы, при активном влиянии Соединённых Штатов Америки – страны-победительницы нацизма, отклонила резолюцию, осуждающую нацизм. А Прибалтика с Украиной, и некоторые другие европейские страны, стали открыто чествовать своих собственных нацистов. Состарившиеся ветераны СС стали маршем ходить по центральным улицам европейских городов. И молодая нацистская поросль стала нагло терроризировать других ветеранов – победителей нацизма. Нацизм возрождается на наших глазах повсеместно, и кажется, не осталось в мире страны, где последователи нацизма не были бы замечены.

Откровенные нацисты есть и в современной России. Пусть они не маршируют по улицам, как в Европе, но живёт и действует нацистская община, распространяя идеологию нацизма среди российской молодёжи.

Когда-то в Советском Союзе думали, что, разгромив нацизм на полях сражений, мы похоронили его навсегда, поскольку была разрушена государственная машина нацизма. Но идеи нацизма, как оказалось, могут жить и без поддержки государства, заражая людей своей циничной простотой разделения народов на достойные и недостойные, на господ и рабов.

Изучая нацизм, как феномен ХХ века, не перестаёшь удивляться тому, как вообще могло появиться такое страшное явление в центре просвещённой культурной Европы.

В самом деле! Начиная с древнегреческой философии, с философии древних Индии и Китая, человек пытался понять и объяснить мир, чтобы найти способ жить счастливо, без насилия, войн и конфликтов. За две тысячи лет нашей эры родилось множество идей, появилось множество учений, рассуждающих о счастливой жизни. Развитие производства, техники, науки и культуры в Новое время привело к появлению материально обеспеченного общества в экономически развитых странах, какого никогда не было в истории человечества. И гуманистические ценности эпохи Возрождения, казалось, вошли в плоть и кровь европейского общества.

В ХХ веке человечество уже перестало так обречённо зависеть от «милостей природы», опираясь на свою экономическую и научно-техническую мощь. Голод, болезни, природные катаклизмы уже перестали угрожать людям, по крайней мере, европейцам. Впервые в истории человек реально стал хозяином планеты, поставив природу себе в услужение.

Почти две тысячи лет жизни по духовно-нравственным нормам милосердного, как проповедуется, католического христианства, в том числе и пятьсот лет жизни Европы по нормам гуманизма эпохи Возрождения, должны были бы принести мир и любовь в отношения между людьми. И постепенное распространение гуманизма, свободы и демократии по всему миру должны были бы сделать жизнь людей счастливее и добрее.

Но тут, вдруг, совсем нежданно, случилось нечто ужасное и непонятное.

Уже Первая мировая война своей чудовищной, невиданной до тех пор «бессмысленной» жестокостью, ясно показала (для тех, кто видел и хотел понимать), что что-то не так с «прогрессивным развитием человечества». Что такого зверства просто не могло бы быть в по-настоящему гуманном и прогрессивном обществе. Никто не ожидал, что европейский человек начала ХХ века, по прошествии пятисот лет после эпохи Возрождения, просвещённый, гуманизмом воспитанный и научно образованный, «человек, который звучит гордо», оказывается, на поверку, диким зверем, жестоко убивающим всех подряд.

И последующее появление нацизма в Европе уже никого особо, по началу, не удивило. И только в результате последующей бойни Второй мировой войны цивилизованный мир увидел в зверствах нацизма подлинное лицо человека Нового времени – тупого подонка, лжеца и вора, насильника и мерзкого убийцу. И этот факт ставит большой крест на всей гуманистической культуре Нового времени, не способной, как оказалось, предотвратить деградацию человека разумного до лживого негодяя.

Появление нацизма в Европе, необходимо, наконец, признать, есть результат ошибочности европейского пути развития, начавшегося с отказа от веры в Единого для всех людей Бога во времена эпохи Возрождения. И нацизм есть результат интеллектуального бессилия всей европейской философии в понимании истории человека и человечества.

ЯВЛЕНИЕ НАЦИЗМА ЕСТЬ ПРИГОВОР ВСЕЙ ЛИБЕРАЛЬНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ НОВОГО ВРЕМЕНИ.  

Но мир до сих пор так и не извлёк урока из нацистской катастрофы ХХ века. Все попытки осмысления нацизма отражают противоборство между двумя направлениями либерализма: капиталистическим и коммунистическим. Каждое направление либерализма пыталось обвинить другое в появлении нацизма. И ничтожность этих объяснений и взаимных упрёков ясно видна в том, что нацизм никуда не исчез из жизни человечества. Нацистские партии, организации, движения существуют и сейчас во многих странах. Нацистская идеология продолжает внедряться в головы молодых людей. И нацистские государства уже вновь появляются на карте Европы и мира.

Нацизм неизбежно становится в повестку дня. Он снова грозит человечеству кровавой бойней. И развитие событий в мире говорит о том, что чем дальше, тем больше нацистских государств будет появляться. Нацизм – это постоянно возрастающая сейчас угроза уничтожения человечества, накопившего огромный военный научно-технический потенциал уничтожения. И время сейчас уже работает против земной цивилизации, поскольку нацизм возрождается неизбежно с каждым днём.

Бессилие либеральной идеологии в понимании нацизма заставляет отрешиться от всех её заблуждений и найти действительный ответ на вопрос о природе нацизма. Если человечество не захочет или не сможет найти такой ответ в ближайшем будущем, или не найдёт в себе сил применить новые знания и круто изменить свой образ жизни, то у земной цивилизации нет шансов на благополучное существование.

Что же это за напасть такая? Что это за гидра, у которой, после того, как отрубаешь ей одну голову, тут же появляется другая? Почему так живуча идеология нацизма, что её невозможно вытравить из сознания людей? Что мешает людям навсегда отказаться от человеконенавистнических нацистских идей, отвергнуть раз и навсегда идеологию нацизма? Почему иногда создаётся впечатление, что весь мир, без всяких исключений, стремительно катится в нацистское будущее?

Ответ прост и страшен своей очевидностью. Но эта простота совсем не очевидна, если оставаться в рамках либеральной идеологии. Без понимания сути либерализма, как богоборческой идеологии Нового времени, нам никогда не понять живучести нацизма. Только отвергнув показавшую своё полное интеллектуальное бессилие европейскую либеральную идеологию, можно увидеть сущность нацизма, можно понять его происхождение и можно найти действенный способ успешной борьбы с нацистской заразой, постоянно самовоспроизводящейся в сознании людей.

2. НЕРАЗРЕШИМАЯ ЗАГАДКА.    

Всё перепуталось в современном мире настолько, что обвинения в нацизме стали самыми обычными ругательствами. Кого только не обзывают сейчас нацистом, когда один человек хочет морально уничтожить другого. Назвать человека нацистом – значит, наверное, обвинить его в том, что он есть самый плохой человек на свете. Но люди обзывают друг друга нацистами, далеко не всегда понимая, что они имеют при этом ввиду.

Обвинения в нацизме очень популяры среди политиков, отстаивающих интересы своих стран. Европа вообще бездумно уравняла нацистскую Германию с Советским Союзом и даже современную Россию западная пропаганда пытается представить страной, которая стремится стать новым Советским Союзом (который уже заранее заклеймили в нацизме). А Россия обвиняет чуть ли не весь западный мир в потворстве нацизму (совершенно справедливо, впрочем). Все говорят сейчас о возрождении нацизма, все обвиняют в нацизме друг друга, но никто не знает, что это такое, почему это происходит и как можно нацизм остановить.

В одном из своих интервью Владимир Познер задал собеседнику из Германии вопрос:

– Я хочу задать вам вопрос, который я уже задавал множество раз, но на который я нигде не получил ответа. Как могло произойти, что такая культурная страна, как Германия, с такими славными традициями гуманизма, с такой литературой всемирно-исторического значения, с таким одухотворённым искусством смогла стать родиной нацизма в ХХ веке?

Но исчерпывающий ответ на этот вопрос и тогда так и не был дан. И это действительно огромная проблема – либеральному исследователю истории абсолютно невозможно понять происхождение нацизма!

Дело в том, что, в рамках идеологии либерализма, нацизм представляется как некое, наряду с другими, общественно-политическое движение, основанное на неких рациональных рассуждениях. То есть, нацизм – это рациональная доктрина, только основанная на ошибочных, с точки зрения либерального гуманизма, предпосылках. Мол, достаточно объяснить нацистам их заблуждения, как они тут же отрекутся от них, так как нацисты, конечно же, рационально мыслящие люди.

Однако, как показывает история распространения нацизма и его жутких деяний в мире, нацизм скорее иррационален, чем рационален. Достаточно взглянуть, например, как украинский нацизм вгоняет сейчас собственную страну в каменный век. Недаром увлечение нацизмом сравнивают иногда с помрачением разума.

Но если происхождение нацизма носит иррациональный характер, то это автоматически ставит нацизм вне понимания либеральной науки, так как либерализм возникает в Новое время на базе идей эпохи Возрождения, главной из которых является отрицание веры в сверхъестественное. Человек Нового времени строит свой мир самостоятельно, отринув от себя «помощь Божью». Рационализм с той поры заменяет собой разумность – теперь что безбожно, то есть, рационально, то и разумно.

Рационализм не нуждается в Боге, не апеллирует к Богу, он отрицает Бога и отвергает Его. Поэтому, после 500 лет господства либерализма в Европе (то есть, материализма, атеизма и рационализма), невозможно себе представить, что рационализм не лежит в основе всех общественно-политических теорий. Следовательно, по мысли либералов, нацизм – это учение рациональное, но ошибочное.

Сведение всех аспектов общественного развития к материализму, рационализму и атеизму в Новое время привело к преувеличению значения экономики в жизни общества и вопросы экономического развития стали определяющими жизнь людей. Деньги, точнее, их количество, стали решающим фактором развития общества. И будущее человечества в исследованиях либеральных философов стало зависеть не от духовно-нравственного состояния человека, а от развития экономики.

Человек был объявлен либералами неизменным во все времена («Всё меняется в этом мире, кроме человека»). А раз так, то не стоит много заниматься воспитанием человека – и из либеральной школы постепенно уходит функция воспитания. Зачем тратить деньги на воспитание, если человек остаётся неизменным в веках? Так гуманизм стал просто набором красивых фраз, не имеющих никакого значения, но с помощью которых либералы обманывали и обманывают до сих пор народы планеты.

И так как после освобождения от опеки Бога, духовно-нравственным развитием человека заниматься перестали, то либеральные философы пришли к выводу, что развитие человечества полностью зависит от материальных факторов экономического развития. И после этого в либерализме сформировались два направления: капиталистическое (буржуазное) и коммунистическое (марксистское). Буржуазные либералы все вопросы развития общества сводят к деньгам, а марксисты – к праву собственности.

И это вполне естественно, что после отказа от веры в Бога, либо путём Его полного отрицания атеизмом, либо путём Его извращения католичеством и протестантизмом, на первое место вышли вопросы материального-экономического развития общества, а не вопросы интеллектуального и духовно-нравственного развития человека. И также вполне естественно, что пренебрежение к вопросам гуманитарного характера сказалось непониманием либеральной наукой и природы нацизма.

Нацизм свели к политико-экономическим проблемам развития общества. Одни либералы придумали тоталитаризм, чтобы заклеймить нацизм, а заодно и советский коммунизм, а другие либералы всё свели к проискам монополистического капитализма. Но и то, и другое объяснение попросту не работает, так как не может ни объяснить толково происхождение нацизма, ни предотвратить его появление в мире, а служит лишь основанием для взаимных упрёков правых и левых либералов.

Когда германский нацизм начал собирать в Европе свою кровавую жатву, либеральные учёные стали спорить о происхождении этого бедствия. В соответствие с их политическими пристрастиями, учёные разделились на два лагеря. Были озвучены два подхода в понимании происхождения нацизма.

Леволиберальный подход представителей лагеря «победившего окончательно», или «развитого», социализма в появлении нацизма обвинял мировой монополистический капитализм, «империализм, как высшую стадию капитализма». Бесчеловечный и безжалостный мир капиталистической эксплуатации, по мнению учёных-марксистов, естественно и неизбежно, рано или поздно, приходит к нацизму. Но, совершенно верно определив исторические перспективы развития капитализма, коммунистическая философия, впавшая в догматизм, к сожалению, так и не смогла сформулировать причину, по которой капиталистическая общественно-экономическая формация неизбежно скатывается в нацизм.

А праволиберальный подход представителей лагеря капитализма в появлении нацизма обвинял коммунистическую идеологию Маркса и Энгельса, с которой, якобы, и началось формирование всех тоталитарных учений современности. Обозвав коммунизм и нацизм тоталитаризмом, то есть, попросту, абсолютизировав один из методов управления государством, который встречается, наверное, во всех странах в определённые исторические периоды, либеральные спекулянты попытались спихнуть проблему происхождения нацизма на противный им коммунизм. «Тоталитаризм коммунизма» приравнивается учёными капиталистического либерализма к тоталитаризму нацизма именно для дискредитации коммунизма. Так буржуазные либералы пытаются свалить в одну кучу фашизм, нацизм и коммунизм, стараясь сохранить за буржуазным либерализмом образ «естественной дороги человечества к счастью».

«Тоталитарный режим» – это пропагандистский штамп в борьбе капиталистического либерализма за мировое господство. Правые (буржуазные) либералы применяют этот штамп где угодно и когда угодно по своему желанию, благо неопределённость формулировки позволяет это делать совершенно произвольно.

Термин «тоталитаризм» как раз и был придуман либеральными учёными не для того, чтобы приблизится к истине, не для того, чтобы понять правду истории, а с единственной целью – опорочить коммунистическую идею, дискредитировать социалистический Советский Союз. Этот термин был придуман в ходе идеологической борьбы Запада с мировым коммунистическим движением. Он не призван был объяснить появление фашизма и нацизма, а нужен был только как пропагандистский довод, к пониманию нацизма никакого отношения не имеющий.

Наличие сторонников нацистских взглядов, существование нацистских организаций и групп практически во всех странах мира говорит о полном непонимании природы нацизма либералами, как правыми, буржуазными, так и левыми, пролетарскими.

Что привлекает к нацизму людей?

Если нацизм – это порождение тоталитаризма, как считают либералы буржуазные, тогда почему во всех капиталистических странах, в том числе и в самых что ни на есть демократических, существуют и действуют нацистские движения и даже партии?

А если нацизм есть порождение монополистического капитализма, как считают либералы коммунистические, то почему нацистское подполье было даже в СССР – в стране, где частная собственность была под запретом?

Идеологи со стороны капитализма, и идеологические работники со стороны марксистского коммунизма много лет ожесточённо пытаются свалить друг на друга вину за происхождение нацизма, обвиняя один другого в том, что было, и в том, чего не было. И в этих взаимных обвинениях, несомненно, есть доля истины! И за много лет у спорящих сторон накопились книжные горы изощрённой аргументации. Но судя по тому, что нацизм появляется снова и снова в самых разных странах, вся эта огромная накопленная аргументация совершенно бесполезна с точки зрения противодействия нацизму, потому что в большинстве стран нет ни монополистического капитала, ни тоталитаризма. Сторонники капитализма и марксизма продолжают быть всё так же далеки от действительного понимания нацизма, какими, наверное, были всегда.

3. ЯПОНСКИЙ СЛУЧАЙ.

Ярким примером либерального бессилия в понимании природы нацизма является участие Японской империи во Второй мировой войне. Для либеральных учёных обществоведов, что капиталистического, что коммунистического толка, характеристика японского участия в войне на стороне нацизма крайне затруднительна.

С одной стороны, Япония действовала так же агрессивно и жестоко по отношению к своим соседям во всём регионе Восточной Азии, как и нацистская Германия в Европе. Япония заключила Тройственный союз с Германией и Италией, что явно указывает на идеологическую близость трёх государств. Но у западных либералов язык не поворачивается объявить Японию нацистским или фашистским государством! И это вполне естественно – императорская Япония и нужна-то США только как союзник Запада в борьбе против СССР. Нельзя же её обижать обвинением в нацизме!

А либералы коммунистического толка стыдливо спрятались за термин «японский милитаризм», чтобы избежать неловкости в отношениях СССР с Японией. Советские коммунисты тоже не хотели обижать японский народ упоминанием нацизма, наивно полагая, что нацизм, даже если он был, более не возродится, если о нём не говорить вслух. Это, якобы, «японский милитаризм» виноват в геноциде азиатских народов. А откуда взялась вдруг такая милитаристская жестокость – об этом молчок!

И в результате никто, ни либерал-коммунисты, ни либералы стран капитализма, не называют Японию середины ХХ века нацистским или фашистским государством. В Японии, мол, не было ни нацизма, ни фашизма, согласно либеральной идеологии, что коммунистического, что капиталистического толка.

А собственно, почему? Чем японское отношение к покорённым странам и народам отличается от германского нацистского зверства по своей сути? Всё, что нацистская Германия творила в Европе, творила и императорская Япония в Азии. Концентрационные лагеря, китайский геноцид, химическое и бактериологическое оружие, опыты над людьми… Всё это было в арсенале императорской Японии. И чем это отличается от нацистских зверств в Европе?

А это непризнание японского нацизма происходит не потому ли, что никто, ни на капиталистическом Западе, ни на коммунистическом Востоке, не мог, или не хотел, серьёзно разобраться в происхождении нацизма, поскольку явление нацизма просто не вписывается в либеральную духовно-нравственную парадигму. Не отказываться же, в самом деле, от всего здания либерализма ради действительного понимания нацизма! И не лучше ли продолжать врать про нацизм, выдумывая различные «версии», сохраняя тем самым либеральную идеологию, чем правдой о нацизме поставить вопрос о недееспособности всего либерализма?

4. ЧИТАЯ УМБЕРТО ЭКО.

Пожалуй, наиболее внимательно, из современных либеральных мыслителей, подошёл к описанию фашизма Умберто Эко, знаменитый автор романа «Имя розы», в своей статье 1995 года «Вечный фашизм». В ней он перечислил 14 признаков этой идеологии, которые, по его мнению, и делают фашизм вечным спутником человечества.

Ниже приведены некоторые из его рассуждений, которые характерны для современного либерального (буржуазного) взгляда на фашизм и нацизм.

Умберто Эко заявляет: «И хотя я очень обеспокоен неофашистскими движениями, возникающими повсеместно по Европе и, в частности, в России, я … не думаю, что именно немецкий фашизм в своей первоначальной форме может снова явиться в качестве идеологии, охватывающей народы».

И далее Умберто Эко продолжает: «…Майн Кампф» – манифест цельной политической программы. Немецкий фашизм (нацизм) включал в себя расовую и арийскую теории … философию державности и культ сверхчеловека. Он имел четкую антихристианскую и неоязыческую окраску. Так же точно сталинский диамат был четко материалистичен и атеистичен. Режимы, подчиняющие все личностные проявления государству и государственной идеологии, мы зовем тоталитарными; немецкий фашизм и сталинизм – оба тоталитарные режимы. Итальянский же фашизм, безусловно, представлял собой диктаторский режим, но он не был вполне тоталитарен…».

«У Муссолини не было никакой философии: у него была только риторика. Начал он с воинствующего безбожия, затем подписал конкордат с церковью и сдружился с епископами, освящавшими фашистские знамена».

«Ну можно ли себе представить тоталитарный режим, в котором сосуществуют монархия и революция, Королевская гвардия и персональная милиция Муссолини, в котором Церковь занимает главенствующее положение, но школа расцерковлена и построена на пропаганде насилия, где уживаются абсолютный контроль государства со свободным рынком?»
«Немецкий нацизм был уникален. Мы не можем назвать нацизмом гиперкатолический фалангизм Франко, потому что нацизм отличался глубинным язычеством, политеизмом и антихристианством, или это был не нацизм. А вот с термином «фашизм», наоборот, можно играть на многие лады».

Да, можно много глубокомысленно рассуждать насчёт признаков фашизма (нацизма), но так и не понять до конца суть этого явления, утопив истину в массе наукообразных рассуждений. Так и бродит либеральная европейская мысль в потоке противоречивых своих измышлений, не в силах увидеть главное, что отличает фашизм и нацизм, и с чем связана их вечная угроза человечеству.

Вопреки всем либеральным объяснениям, нацизм не зависит ни от политического устройства, ни от формы правления, принятой в стране. Нацизм не зависит также и от формы собственности – нацизм вообще не зависит от развития экономики и экономических отношений.

Тщетность либеральных попыток объяснения природы нацизма говорит о том, что либерализм совершенно бессилен понять это явление. И после явного фиаско всей либеральной философии, правой и левой, в вопросе понимания нацизма, следует сделать единственный вывод – необходимо выйти из либеральной духовно-нравственной парадигмы и попытаться понять явление нацизма, опираясь на другую идеологическую основу.

II. ПОСТИЖЕНИЕ НАЦИЗМА.

Две стороны либерализма отчаянно пытались и пытаются до сих пор опорочить одна другую, используя все средства, в борьбе за симпатии людей. Но их взаимные упрёки никак не помогают пониманию сути нацизма, поскольку либералы капитализма и либералы коммунизма остаются в рамках либеральной духовно-нравственной парадигмы. А между тем, нацизм определяется совершенно понятно и однозначно, стоит лишь выйти за рамки либерального мировоззрения.

Либералы левые и либералы правые предлагают рассматривать нацизм как явление сугубо XX века. А если обратиться к истории человечества, отказавшись от ее либеральных трактовок? Не было ли в ней чего-либо подобного нацизму, когда человек относился к другому человеку с такой же звериной жестокостью?

И нам не придётся искать долго, поскольку вся дохристианская история человечества есть история нацистского, по сути, подавления человека человеком. Нацистская идеология рабства, по существу, уже применялась в истории человечества, когда на Земле царила языческая духовно-нравственная парадигма.

  1. ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ НАЦИЗМА.        

История нацизма на Земле началась вовсе не в 1933 году с приходом к власти в Германии НСДАП во главе с Адольфом Гитлером.

И не с теоретических разработок английских и других европейских либералов XIX века.

История нацизма началась задолго до Нового времени – она началась ещё в древнем мире.

Мы, современные люди, почему-то считаем, что общественно-политические явления наших дней присущи только нашему времени. Что никогда ранее ничего подобного, что творится на Земле сейчас, никогда не существовало, что мы сегодня сталкиваемся с уникальными ситуациями, впервые возникающими в истории человечества.

Вот и с нацизмом так. Мы искренне считаем, что явление, которое мы именуем нацизмом, появилось лишь в ХХ веке. И это связано с образованием наций и национальных государств в Европе. Считается, что приход нацизма к власти вызван обострением политической борьбы в Германии в условиях её ослабления после окончания Первой мировой войны.

И либеральная наука предлагает различные варианты объяснения нацизма исходя из его уникальности в истории человечества. Левые либералы (коммунистические) объясняют нацизм как «обострение классовых противоречий в капиталистическом обществе», а правые (капиталистические) – «порождением тоталитаризма», стараясь уравнять нацизм с коммунизмом. 

Но истина, когда-то открытая человеку, которая никогда не стареет, говорит о том, что «всё уже было» и «ничто не ново под луной». А значит, надо искать в прошлом человечества аналоги тех явлений, с которыми мы сталкиваемся в нашей теперешней повседневности, чтобы ясно понимать, о чём идёт речь. А то насочинять можно что угодно, но это не приблизит нас к истине, а только отдалит от неё. А если в результате наших выдумок правда ускользает, тогда наши ответы на вопросы будут неверными, что погрузит нас в ещё более трудные проблемы. Вот для чего нам необходимо знать историю человечества – чтобы строить успешный мир, опираясь на огромный опыт прошлых поколений, а не придумывать каждый раз что-то новое.

В ХХ веке в Европе появилось нечто ужасное, что получило название нацизм. Германский нацизм непримиримо разделил все народы мира на тех, кто должен господствовать, и на тех, кто должен либо умереть, либо стать рабом. Было ли в истории человечества нечто подобное германскому нацизму? Конечно! Вся дохристианская история человечества была историей рабства, когда люди были непримиримо разделены на рабовладельцев и рабов.

В древнем мире ещё не было понятия нации, конечно, но это отнюдь не значит, что древние жители полисов Греции, например, не ощущали себя гражданами. И о патриотизме древние греки могли судить не хуже нас.

И тоталитаризм, вероятно, в древних государствах был не менее действенным, чем в Германии 30-х годов. У него были, разумеется, иные «идеологические основы», но по степени воздействия на человека тоталитаризм древности вряд ли много отличался от тоталитаризма германского национал-социализма.

В дохристианские времена повсеместно на земле в том или ином виде существовало рабство. А чем отличается нацизм ХХ века от дохристианского института рабства? Как мы полагаем, рабство древнего мира во многом отличается от нацистского отношения к человеку?

Ну, конечно, в ХХ веке мы имеем развитую промышленность, науку и технику, радио и телевидение, самолёты и танки. Мы имеем великую культуру, огромные социальные достижения, развитую систему управления обществом. На планете существует капитализм и советский коммунизм – противоборствующие общественно-политические системы. Ничего этого в древнем мире не было. Не было концентрационных лагерей, душегубок, расовых теорий, идеологии фашизма, партии национал-социализма.

Однако, и в ХХ веке, и в античном мире было нечто, что роднит оба времени, что ничем не отличается друг от друга. Это тотальное разделение людей на господ и рабов по праву рождения, по праву крови. Это рабство, непримиримо разделяющее людей на тех, кто достоин быть хозяином всех тех, кто не достоин жить. Это идеология, превращающая в «недочеловеков» всех тех, кому не повезло родиться «человеком».

Чтобы яснее представить идейное родство двух времён, родство древнего рабовладельческого общества и немецкого нацизма, вспомним два фильма, в которых это родство показано предельно ясно.

Американский фильм «Спартак» начинается со сцены в каменоломне где-то в Африке. Под беспощадным зноем солнца рабы должны дробить камни в щебень и весь день таскать гружёные корзины щебня. Эта изнуряющая работа должна идти без остановок, и суровые легионеры палками подстёгивают рабов. Один из рабов падает от бессилия, надорвавшись на этой работе. Тут же к нему подбегает охранник и начинает избивать раба. Спартак пытается вступиться за несчастного, но получает свою серию ударов и его приговаривают к смерти на кресте за противодействие охране. Так бы он и умер там, если бы случайно… Но, это уже совсем другая история.

А вот, как показывает немецкий нацизм советский фильм «Судьба человека». Советских военнопленных заставляют работать где-то в горах – дробить скалы и таскать тяжёлые камни. Изнурительная работа идёт под присмотром нацистских автоматчиков, не прекращаясь ни на минуту. Один из несчастных падает от изнеможения и его тут же беспощадно наказывают, сбросив со скалы в пропасть. Такая участь ждёт каждого пленника и чуда не будет. И нацистские рабы понурясь продолжают свою изнурительную работу.

А теперь спросим себя: чем, по существу, отличаются эти два эпизода, кроме внешнего оформления, кроме формы охранников и их вооружения?

А, собственно, ничем! Это один и тот же подход к человеку и его жизни! Это один и тот же взгляд на человека. Это одно и то же бесчеловечное отношение к людям. Один в один!

В древний период истории человечества именно нацизм был единственно возможным мировоззрением рабовладельческого государства. И совсем не важно, что это было за государство, была ли там демократия или монархия. Нацистская идея разделения людей на господ и рабов одинаково применялась любым языческим государством.

Остаётся только понять, чем отличается идеология нацизма ХХ века от идеологии древнего язычества, если, конечно, такие отличия существуют.

2. ЧЕЛОВЕК ЕСТЕСТВЕННЫЙ.

Большая часть истории существования человека на земле происходила в доисторический период, до изобретения письменности. Мы можем судить об этом периоде исключительно по остаткам материальной культуры. И уже изучение этих останков свидетельствует о том, что выделение человека из царства животных сопровождается появлением первых религиозных представлений, о чём говорят обряды погребения, например. Животные не хоронят своих сородичей, не справляют по усопшим поминки. И по могилам древних людей мы можем точно сказать о существовании у них религиозных представлений. Эти представления, наверняка, появляются у человека одновременно с пробуждением разума.

Человек древнего мира, человек природный, естественный – человек языческий. Язычество – это естественные представления человека, только что вышедшего из царства животных, об окружающем его мире, это первые представления просыпающегося в человеке разума. Вот почему все, без исключения, народы древности были языческими.

Язычество основано на «животных представлениях» древнейшего человека о вечно живом мире. Весь мир для древних людей был живым, одушевлённым. Камни, деревья, леса, пустыни, горы, реки, ручьи… Всё вокруг казалось живым, действующим. За каждым явлением скрывалось нечто одушевлённое, тайное и могущественное, которому древнейшие люди придумывали названия, имена. Постепенно появляется развитая иерархия сущностей, духов, божков, отвечающих за явления и действия: от души одинокого дерева, например, до божества леса, от духа ручья до божества моря. Наконец, каждый народ создаёт своё собственное видение мира, со своими сущностями, духами и богами.

Все без исключения языческие религии разных народов походят друг на друга, как капли воды, с той лишь разницей, что главенство среди божков пантеона определяется в зависимости от условий существования народов. Все народы мира прошли этап языческого понимания мира, что говорит о природной, естественной языческой религиозности «человека разумного».

Язычество, уникальностью племенных представлений, обособляло людей конкретного племени от всех остальных групп, давая возможность выжить в суровых условиях борьбы за существование.

Язычество, мистически объясняя мир и его устройство, было необходимым этапом развития представлений человека о природе, обществе и человеке. Более того, языческие представления воссоздаются постоянно в веках с каждым новым родившимся человеком на земле.

Наивные деятели эпохи Возрождения полагали, что человек, освобождённый от веры Бога, сам своими силами способен построить свою счастливую жизнь. А наивные материалисты эпохи Просвещения считали, что человек, если вовсе освободить его от религиозных заблуждений, опираясь лишь на свой разум, сможет построить счастливый мир на земле. И те, и другие очень сильно заблуждались, говоря о природе человека, но либерализм эти заблуждения эксплуатирует до сих пор.

Люди ели людей, например, повсеместно во все доисторические времена и, бывало иногда, в исторические тоже. В древности основной причиной каннибализма являлся, конечно, голод, и сейчас людей едят во много раз реже, чем миллион лет назад. А тогда каннибализм был явлением обыденным.

Распространение каннибализма в древнейшие времена было вызвано не природной злобностью первобытного человека, но необходимостью выживания в суровом, а порой и враждебном, мире дикой природы. В условиях чрезвычайно скромной продовольственной базы голодовки были явлением постоянным. И это, естественно, приводило к каннибализму. Если голод вынуждал иногда даже гуманных европейцев Нового времени прибегать к каннибализму, то древнейшему человеку, в условиях гораздо более суровых, поедать себе подобных приходилось много чаще.

Пока численность населения древнего мира была невелика, семьи и племена живут достаточно далеко друг от друга, чтобы почти не встречаться в поисках пищи. Но по мере роста численности населения, людям вынуждено приходилось расширять своё жизненное пространство, что необходимо приводило к столкновениям с соседними племенами.

Можно, конечно, прогнать чужаков, как это делают, например, обезьяны, криками защищая свою территорию. Но древние люди быстро сообразили, что прогнать чужаков мало: они могут вернуться в самый неподходящий момент и отобрать пищу. Договориться миром было тогда крайне затруднительно, поскольку и речевой аппарат древних людей ещё слабоват, и понятийная база ещё не разработана. А поскольку жизненные припасы ограничены – их с трудом хватает на жизнь даже одному племени – значит, кому-то придётся уйти навсегда. Поэтому лучше чужаков не прогнать, а убить – тогда племя сохранит свою продовольственную базу и сможет продолжать жить в безопасности. Кроме того, убитых можно съесть, решив на время и проблему нехватки пищи. Обычные дела!

Но вовсе не людей поедали древние языческие каннибалы!

Они ели не человека, согласно языческим представления, а дичь, зверя, имеющего только человеческий облик. Ведь, на самом деле, людьми древние язычники считали только себя и своих сородичей, принадлежащих данному племени, поклоняющихся «настоящим» богам. А все остальные, похожие на «настоящего человека» существа, людьми не являются, поскольку поклоняются «не настоящим» богам, а выдуманным.

ДРЕВНИЕ ЯЗЫЧНИКИ ЛЮДЕЙ НЕ ЕЛИ!Но не потому, что кто-то запрещал, не потому, что «людей есть нельзя». А потому, что ели не людей, а «нелюдей», поскольку ЛЮДЬМИ СЧИТАЛИ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО СЕБЯ.

Языческая религия мистическим образом устанавливала и благословляла непримиримое разделение людей, чтобы дать человеку возможность оправдать убийство и поедание другого человека в условиях крайней узости продовольственной базы древнего мира. Лишь принципиально отделив себя, свою семью, свой род, своё племя от представителей других племён, появлялось духовно-нравственное оправдание поеданию себе подобных, и появлялась надежда выжить в то суровое время. Так проходили сотни тысяч лет человеческой предыстории, во время которых постепенно вырабатывалось ЯЗЫЧЕСКОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ.

Это мировоззрение направлено было исключительно на сохранение своей семьи, своего рода, своего племени. Это «мы-они-мировоззрение», когда человек только тогда человек, когда он в своей семье, в своём племени, поклоняется своим богам – прародителям племени. А все остальные «двуногие» – суть «они», которые происходят не от богов, а от животных, и которых можно убивать и есть, иначе «эти животные» убьют и съедят «нас». «Мы-они-мировоззрение» непримиримо разделяет людей на «право имеющих жить» и на тех, кого можно использовать как угодно по своему усмотрению. Это мировоззрение и стало основой ИДЕОЛОГИИ ЯЗЫЧЕСТВА.

Возможно, всё сказанное выше шокирует развращённый гуманизмом современный либеральный ум, но убийства и каннибализм были в древнем мире естественной необходимостью, вызванной узостью продовольственной базы, попыткой сохранить себя для жизни. И языческая религия была естественным взглядом древнего человека на мир и на своё место в том мире, позволяя сберегать людей конкретного племени, устанавливая внутри племени между людьми братские отношения, и однозначно обособляя их от представителей других племён. Непримиримо разделяющая людей на охотников и дичь языческая идеология была в то трудное время результатом естественных условий человеческого существования.

ЯЗЫЧЕСТВО ДРЕВНОСТИ – ЭТО РАЗУМНОЕ И ЕСТЕСТВЕННОЕ ПОНИМАНИЕ МИРА, НЕОБХОДИМОЕ ДЛЯ ВЫЖИВАНИЯ ЧЕЛОВЕКА.  

3. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ВОЙН.

Издревле все люди мира пытаются найти ответ на «простой» вопрос: прочему люди не могут не воевать? Связано ли это с естественной природой человека или воинственность есть нечто привнесённое в разум «доброго по своей природе человека»?

Философы-материалисты XVIII века полагали, что естественный человек добр по своей природе. А некоторые современные исследователи человека, наоборот, полагают, что человек больше зол по своей природе, чем добр. А этология говорит о животном происхождении поведения человека. 

Но те или иные факты человеческого поведения в истории отнюдь не означают, что человек по своей природе изначально добрый или злой. Человек всегда находится в определённых условиях и, в зависимости от этих условий, ведёт себя в соответствии со своим пониманием мира, в соответствие со своей верой и мировоззрением, используя данные условия возможным образом.

Что можно сказать, например, наблюдая детские игры мальчиков?

Все мальчики мира играют в «войнушку». И никакого вопроса в том, кто будет врагом в очередной игре, нет. Враг естественен, его не выбирают, он изначально существует, им может быть кто угодно. В этих игрушечных войнах дети всегда делятся на «своих» и «чужих». Они полны насилия и жестокости, выражающихся, конечно, ещё наивно, по-детски, но всегда неизменно. И в какой бы стране мира мы ни находились, везде мальчики увлечённо стреляют друг в друга. И никто особо мальчиков не учит воевать, это проявляется у них естественно, само собой.

О чём говорит эта детская воинственность?

Она говорит о том, что причина войны скрыта в самом человеке, в его естественной природной агрессивности.

Но откуда берётся эта агрессивность?

А она естественно вытекает из животного происхождения человека.

В природе постоянно происходят столкновения живых существ. Эти столкновения вызваны необходимостью борьбы за существование – все живые существа поедают друг друга. Необходимость питаться требует от животных агрессивности по отношению ко всем. Животная агрессивность – это и есть «война всех против всех».

Эта природная агрессивность живых существ проявляется уже при самом зарождении жизни на Земле. Уже самые первые организмы на Земле охотятся друг за другом в поисках пищи для продолжения своей жизни.

Но естественное состояние древнего общества – это не «война всех против всех». Это не война индивидов, а война групп. Это война объединённых языческой религией в сплочённые группы людей (семья, род, племя, народ). А внутри группы всегда устанавливаются, более или менее, дружеские, братские отношения, позволяющие группе быть единым целым.

Человек в одиночку не мог выжить в то суровое время, он мог существовать только в какой-либо группе. И внутри группы должна была быть железная дисциплина, доверие друг к другу, должны были существовать жёсткие представления о мире и о месте группы в мире, однозначно отличающие данную группу от всех остальных. И каждая группа принципиально отличается от всех остальных своими неповторимыми языческими представлениями. Это необходимые условия для выживания группы в суровой и беспощадной конкурентной борьбе за скудные ресурсы.

Эти условия и обеспечивала тогда языческая религия, которая естественным образом сплачивала людей данной группы в единый коллектив, психологически помогая преодолевать трудности, вдохновляя людей группы на борьбу за своё существование. Так формировалась психология языческого человека: изначально одновременно двойственная – злая, враждебная, по отношению к чужакам-иноплеменникам, и братская, дружественная, по отношению к своим соплеменникам.

Если по каким-либо причинам какая-либо группа не вырабатывала свои собственные языческие представления, обособляющие людей группы по признаку родства, дающие право на её исключительное существование, она рано или поздно оказывалась беспощадно истребляемой жертвой других языческих групп, более сплочённых.

Уже в животном царстве мы встречаем семейные группы, стада. Уже на уровне животного мира возникает «понимание» выгодности группового объединения для облегчения выживания. Скудость пищевых ресурсов вынуждает животных объединяться в группы, чтобы под защитой стада и самим есть и не быть съеденными.          И человеческое стадо, испытывающее такие же трудности с продуктами питания, чтобы выжить в конкурентной борьбе за ограниченные ресурсы, оправдывает свою жестокость по отношению к чужакам с помощью языческих представлений о своей уникальности.

Сотни тысяч лет идёт на планете постоянная битва людских групп за выживание, многие тысячи лет оттачиваются языческие представления об избранности своих сородичей и о ничтожности чужаков. И сотни тысяч лет детишки с малых лет являются участниками этой битвы. И это вполне естественно, что за сотни тысяч лет у человека (в первую очередь у мужчин) на генетическом уровне воспиталась агрессивность, стремление силой утвердить своё право на жизнь. Вот эта природная агрессивность человека и проявляется в мальчиковых военных играх по всему миру.

Фридрих Энгельс, объясняя причины неравенства, пишет работу «Происхождение семьи, частной собственности и государства». Но его ошибка, ошибка марксизма заключается в том, что научный коммунизм анализирует историю человечества не самого начала выделения человека из царства животных, а с уже существующего тысячи лет человеческого общества. Марксизм, в соответствие с философией материализма, вообще не рассматривает духовно-нравственное развитие человечества на протяжении сотен тысяч лет древнейшей истории, полагая, что появление общественных институтов, таких, например, как религия, связано исключительно с развитием материального производства.

По мнению марксизма, появление частной собственности есть главная причина возникновения неравенства среди людей, образования семьи для сохранения частной собственности и учреждения государства, призванного частную собственность охранять. Ну и религия появляется лишь затем, чтобы «освящать» частную собственность и примирять человека с существующим неравенством. Именно частная собственность, по мнению марксизма, отвечает за рабство и вечные войны.

Но разум человека изначально готов на насилие и войну, ещё задолго до возникновения семьи, частной собственности и, тем более, государства. Есть вещи поважнее частной собственности – это пища и вода, например, которые, прежде, чем обратиться в частную собственность, должны быть защищены или отвоёваны у других племён. Так что, войны – это не порождение классового разделения общества на богатых и бедных, на господ и рабов, как предполагает марксизм. Войны есть естественная деятельность человека в борьбе за выживание, а языческое мировоззрение, язычество есть естественное идеологическое обоснование всех войн.

4. ИДЕОЛОГИЯ ЯЗЫЧЕСТВА.

Языческая религия чрезвычайно разнообразна по форме своего выражения. Это внешнее разнообразие языческих религий обусловлено уникальностью существования каждой семьи, каждого рода, каждого племени. Неповторимость языческих форм, обрядов служит как бы паролем, необходимым для идентификации своих соплеменников – «настоящих людей». Отсюда, кстати, следует преувеличенное внимание язычества к своей неповторимой внешности, к красоте форм, к эстетике.

И обрядовую сложность своей религии необходимо было знать досконально, чтобы отличать себя от иноплеменников – «нелюдей». Необходимо было знать свои легенды и сказания, своих прародителей и предков, историю своего чудесного появления на свет, чтобы оградить свой род от недостойных называться человеком «двуногих существ».

Обособление от чужих – важнейшая и главнейшая функция языческих представлений. Обособление внешнее, обрядовое, эстетическое, отражает внутреннюю суть всех языческих религий, которая для всех одна и та же – непримиримое разделение народов.

Ни о каком индивидуализме в первобытной группе (семья, род, племя) не могло быть и речи, поскольку только строгая иерархия способна сохранить группу в столкновениях с другими группами. Любое инакомыслие тут же решительным образом пресекалось, поскольку от сплочённости людей зависело существования группы.

Дети с самых малых лет должны были чётко усвоить все нормы и правила поведения, характерные для членов группы, чтобы даже случайно не нарушить установленный регламент. Нарушителя могли просто выгнать из племени, лишив его, таким образом, статуса человека, и тогда его участь – стать дичью, объектом охоты для людей других племён и животных. А если нарушение происходило в голодное время, то сородича могли запросто убить и съесть, поскольку он перестал быть «человеком», противопоставив себя языческим традициям семьи.

Все языческие религии внешне резко отличаются друг от друга. И это естественно, так как все они суть продукт каждого конкретного народа, живущего в конкретных условиях. Все языческие религии отличаются друг от друга по форме своего выражения, но суть язычества не в этом.

Суть язычества не в многобожии, не в формальных тонкостях вероисповедания, не во внешних проявлениях характера того или иного народа. Поражает многообразие языческих культур и творческая фантазия древнего человека, проявляющаяся в тех или иных особенностях языческого культа. Языческие культуры – это настоящее богатство человечества, показывающее, как разные народы по-разному реализовали свои познавательные способности, по-разному проявляли своё творчество в понимании окружающего мира. И отвергать тысячелетние языческие культурные традиции, конечно, бесполезно и глупо.

Суть язычества – ЯЗЫЧЕСКАЯ ИДЕОЛОГИЯ – заключается в установлении непреодолимого неравенства между людьми, основанного на праве рождения. Факт рождения человека однозначно навсегда определяет его судьбу – раба или господина.

Все жители земли делятся племенным язычеством на две категории: на «людей» – тех, кто рождён в данном племени, и на «нелюдей» – тех, кто НЕ рождён в данном племени. «Нелюди» только выглядят, как люди, но они суть «животные на двух ногах», поскольку они происходят не от «настоящих богов», которые и создали людей данного народа, а от «выдуманных идолов». А раз все другие народы – это только лишь по внешнему виду люди, то и вести себя с ними нужно как с животными. Их можно резать, можно бить, можно есть, можно использовать по своему усмотрению как угодно, ведь животные предназначены служить человеку. Так языческие представления о происхождении человека стали обоснованием института рабства.

Язычество устанавливает и оправдывает рабство происхождением человека от племенных богов, непримиримо разделяя людей. Язычество ставит между народами непреодолимые религиозные барьеры, препятствующие мирному существованию человечества.

Рабство есть порождение не слабого развития производительных сил, как полагает марксизм, видя во всех общественных явлениях экономическую подоплёку, а порождение религиозных языческих представлений о происхождении человека. Ведь рабство успешно существовало и в капиталистическом обществе США, и было исключено из экономики не прогрессом производительных сил, а законодательством.

Идеология язычества, непримиримо разделяющая народы, полностью определяет всё поведение человека.

Так как для язычника все иноплеменники суть не люди, а потенциальные рабы, то язычник не может не лгать, общаясь с ними, не может не быть коварным, лицемерным, непредсказуемым. Поэтому любые договоры компромиссы и соглашения, заключённые между язычниками, временны и их всегда можно нарушить, как только изменились обстоятельства. Язычник никому не верит, поскольку сам постоянно обманывает «нелюдей».

Мир язычества – это межплеменная «война всех против всех», и язычник живёт в постоянном страхе, ежедневно ожидая нападения таких же, как он сам, коварных соседей. Поэтому постоянная готовность к войне, постоянная подготовка войны являются сутью жизни языческого племени, государства. Эта жизнь в постоянной угрозе нападения со стороны соседей уродует психику язычника, формирует психологию страха, заставляя его подозревать всех вокруг иноплеменников. Так язычество превращает человека в мнительного неврастеника, вечно ждущего войну и постоянно готовящего войну. Про это как раз и говорит знаменитая римская поговорка: «Хочешь мира – готовься к войне».  

Суть язычества не столько в многобожии, сколько в установлении определённых отношений между людьми, в непримиримом разделении людей на господ и рабов. Язычник не столько тот, кто поклоняется языческим богам и принадлежит к какой-либо секте. Язычник вообще может быть антирелигиозен и заявлять о своём атеизме, о своём неверии в богов, в сверхъестественное. Но настоящий язычник вовсе не тот, кто истово поклоняется языческим богам, а тот, кто считает социальное, политическое и экономическое неравенство, существующее между людьми, естественным и оправданным.

Языческая идеология – это родовая, базовая идеология человечества. Она появилась из первых религиозных представлений древнейшего человека и основана на нормах и заповедях языческой веры древнейших людей.

5. НАТУРАЛЬНЫЙ НАЦИЗМ.  

Либеральная философия Нового времени представляет историю человечества как прогрессивное развитие, как путь от простого к сложному, от плохого к хорошему, осуществляемый по мере развития человеческого интеллекта и накопления научных знаний о мире. И с этой точки зрения фашизм и нацизм появляются лишь на определённой ступени развития человека и общества. Это идеологические продукты Нового времени, и в прошлом у них аналогов не может быть.

Но подождите-ка… Ведь нечто подобное, если память нам не изменяет, уже было в истории человечества! Уже было это презрение к людям иной крови, расы, внешности, речи. Уже было это истребление целых племён и народов. Уже было время, когда людям давали клички вместо имён.

Ведь это же всё было в античные дохристианские времена!

Древняя Европа жила тогда по нацистским нормам Третьего рейха, когда каждое государство стремилось упрочить своё положение за счёт других государств и народов, покоряя сопротивляющихся, убивая непокорных, обращая в рабство всех, кто не мог оказать сопротивления. Античный мир – это страшный мир сплошного насилия, жестокости, вечного соперничества, это мир тотального рабства.

Да, термин «нацизм» появился лишь в Новое время, но суть нацизма нашего времени неотличима от сути мировоззрения античных времён.

Если мы обратимся к истории любого народа, жившего в дохристианскую эру, то сможем увидеть те же нацистские отношения, разделяющие народы. Общим мировоззрением для всех племён, государств и народов того времени было язычество. Но если, по сути, нацизм ХХ века и нацизм Античного времени есть явления одного порядка, тогда язычество есть то общее, что роднит оба времени, и что определяет идеологию нацизма. Ведь некоторые исследователи германского нацизма уже отмечали и его близость к язычеству!

Если это действительно так, тогда вывод однозначен:

Нацизм есть продукт язычества, его порождение – это идеология язычества, это естественное отношение человека к человеку в языческий период истории человечества.

Все языческие государства древности были по сути нацистскими.

Что, древняя Спарта не являлась типичным нацистским государством, в котором вся власть принадлежала одному народу, а в рабском положении состояли другие народы? Что, греческие полисы-государства не были по сути нацистскими в отношениях между собой, по крайней мере до законов Солона, отменившего рабство у греков? А вся Древняя Греция по отношению к другим народам разве не являлась настоящим нацистским государственным образованием, агрессивно завоёвывающим города и территории, жестоко подавляющим врагов и нещадно угнетающим рабов?

Не то же самое ли можно сказать и о Древнем Египте, и об Ассирии, и обо всех языческих государствах древности, превращавших не убитых ими иноплеменников в своих рабов. И разве республиканский Рим не использовал рабский труд на протяжении всего времени своего существования?

Язычество непримиримо разделяет людей на «своих» и «чужих», которые, вообще-то, и людьми не считаются. Языческая религия оправдывает расчеловечивание всех, кто не принадлежит данному народу, племени по своему рождению. Язычество оправдывает рабство, когда человек иного племени превращается в «говорящее орудие», в «живого убитого».

Это повсеместно происходило в древности, в Античные времена, это происходило и в нацистской Германии в ХХ веке. Люди со времени своего выделения из царства животных, со времени появления первобытных обществ, жили в языческих представлениях. А так как язычество есть основа нацистской идеологии, то и все древние общества суть общества нацистские.

Родиной нацизма, таким образом, является отнюдь не Германия ХХ века. РОДИНОЙ НАЦИЗМА ЯВЛЯЕТСЯ ДРЕВНИЙ ЯЗЫЧЕСКИЙ МИР. Но из этого заключения следует убийственный для либерализма вывод: именно язычество есть религиозная основа как нацизма Античного мира, так и европейского нацизма ХХ века.

В чём главная отличительная черта идеологии нацизма?

Отличие в том, что нацизм провозглашает абсолютное неравенство по рождению среди жителей планеты. Нацизм провозглашает абсолютное неравенство народов, рас, языков, стран. Когда мы слышим «Deutschland über alles» или «Україна понад усе» – это звучит голос нацизма.

Нацизм – это экстремальный национализм, превратившийся из естественной любви к своему народу, равному среди других народов Земли, в рабовладельца, жаждущего превратить все остальные народы в своих рабов. Нацизм – это крайняя степень национального эгоизма, считающегося исключительно с интересами собственного, «избранного» быть хозяином всех жителей земли, народа. 

Язычество делает людей нетерпимыми к другим людям – вот причина жестокого зверства нацизма. Язычество превращает побеждённых в рабов, и к побеждённым заранее относятся как к недочеловекам. Язычество потому и становится убийцей миллионов, что язычники людьми считают исключительно себя.

На множестве примеров можно увидеть проявления нацизма в Древнем мире. История Египта, Греции, Рима наглядно показывает нацистские порядки, царившие в языческом обществе.

Всех пленных в языческих войнах либо убивали сразу, либо превращали в рабов. Народ покорённой страны автоматически весь превращался в рабов – это ли НЕ нацизм? 

Рабов в древнем мире называли «живыми убитыми», поскольку раба можно было убить его хозяином в любое время за малейшее ослушание – это ли НЕ нацизм?

Рабский труд – это неблагодарная работа. Рабам, если они нужны, давали лишь прожиточный минимум, чтобы они не умерли от голода и холода. А если рабы не нужны, то их просто убивали, как скот – это ли НЕ нацизм?

Молодые спартанцы резали беззащитных илотов, просто доказывая друг другу свою удаль – это ли НЕ нацизм?

Любое языческое государство древности могло сказать о себе, что оно «превыше всего», поскольку воевало со всеми своими соседями, пытаясь установить своё превосходство над ними – это ли НЕ нацизм?

И только настоящему нацисту, не считающему всех иноплеменников за людей, могла прийти в голову мысль о том, чтобы стравить в смертельной схватке своих рабов, чтобы гладиаторы резали друг друга без всякой пощады, на потеху языческой публики, ради того, чтобы оставшимся в живых продолжать влачить свою рабскую жизнь. Не так ли поступает современный либеральный Запад, стравливая части русского народа к войне друг с другом?

Античный пранацизм ничем не отличается от нацизма ХХ века. Он точно так же относится к человеку, как и германский нацизм, разделяя всех людей на достойных властвовать и на их рабов. Единственное отличие нацизма античного и нацизма современного заключается не в отношении к людям, а в материальных средствах принуждения к рабству.

НАЦИЗМ ЕСТЬ ОБРАЗ ЖИЗНИ, ОСНОВАННЫЙ НА ЯЗЫЧЕСКОЙ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЙ ПАРАДИГМЕ.

Нацизм – это естественное мировоззрение рабовладельческого общества. История античного рабства и есть, по своей сути, ранняя история нацизма. Рабство, в том или ином виде, повсеместно распространённое во всём древнем мире, есть воплощение в жизнь языческих представлений древности. Рабство древнего мира и нацизм ХХ века объединяет языческая вера в непримиримое разделение людей и народов на господ и рабов.

Там и тогда, где и когда возрождается язычество, там возрождается и языческая идеология – нацизм. Везде в мире, когда один человек обманывает, оскорбляет, притесняет, насилует и угнетает другого человека, там возникает идеология язычества – нацизм. Когда один человек начинает считать себя лучше другого человека, оправдывая неравенство людей и своё привилегированное положение в обществе, по какому угодно основанию, там возникает языческая идеология нацизма – идеология абсолютного разделения людей. 

Осталось теперь показать, как Европа возродила это языческое (нацистское) отношение человека к человеку в Новое время.

III. ВОЗРОЖДЕНИЕ НАЦИЗМА.

Снова и снова задаём мы себе один и тот же горький вопрос: как могло случиться, что спустя две тысячи лет после Иисуса Христа, давшего людям надежду на мир и счастье, через пятьсот лет после эпохи Возрождения, положившей начало освобождению европейцев от католического диктата, «свободный, гуманный и просвещённый» европеец середины ХХ века оказался безжалостным убийцей?

Не потому ли, что Учение Иисуса Христа было извращено и забыто в католической Европе? Не потому ли, что сознание европейского человека – атеиста и протестанта – было каким-то образом подготовлено к принятию на себя роли убийцы? А не означает ли это, что две тысячи лет нашей эры прошли даром, никак не способствуя нравственному развитию человека? Что же превратило немецкий национализм в идеологию нацизма?

  1. СТУПЕНИ ПАДЕНИЯ.

Глядя на современность, на отношения между странами и народами, на отношения между людьми, мы вспоминаем историю человечества и снова повторяем: «Всё меняется в этом мире, кроме человека».

Да, мир меняется. Научно-технический прогресс изменяет жизнь человека каждый день. Окружающий человека мир вещей постоянно меняется, радикально отличаясь от всех предыдущих времён.

Но человек остаётся почти неизменен по своему физическому облику и умственному развитию на протяжении многих тысяч лет, с его способностями, достаточными и для выделки шкур каменным скребком, и для постройки космических кораблей. Когда мы говорим, что «всё меняется в этом мире, кроме человека», мы как раз это и имеем ввиду, что человеческая природа почти неизменна с определённого момента выделения «человека разумного» из животного царства.

Древний дохристианский мир – это мир язычества. И живя в древнем мире, человек, естественно, имеет языческие представления о нём. И поскольку язычество определяет всю жизнь каждого человека, то все люди живут в древности по нормам языческой нравственности, братской по отношению к соплеменникам, но непримиримо разделяющей народы. А если язычество никуда не уходит из жизни людей, то глупо говорить о каком-либо нравственном развитии человечества.

Нацизм есть идеология, утверждающая превосходство нации, избранной (судьбой, природой, богами, богом) править всеми остальными народами.

Идеология язычества древнего мира также утверждала превосходство богоизбранного народа над всеми остальными.

Нацизм, таким образом, и есть идеология язычества.

Значит, чтобы возродился древний пранацизм в современном мире, общество следует повернуть к язычеству, нужно вернуться к языческому мировоззрению, непримиримо разделяющему людей на господ и рабов.

Великое значение явления Иисуса Христа для человечества заключается в том, что Он дал людям Учение, с помощью которого возможно отказаться от язычества, делающего народы непримиримыми врагами. Он призвал всех людей к вере в Единого Бога, на основе которой только и возможно построить мир братства, честности и справедливости.  

Однако, если полностью воплотить Учение Христа в жизнь, тогда иным людям станет невозможно лгать, воровать, притеснять, угнетать, воевать. А как же в таком случае можно стать богатым, если никого не обманывать и не воровать? А как же в таком обществе можно строить дворцы для правителей и олигархов, если не грабить, не насиловать, не отбирать? А как же в таком мире жить «умному человеку» в своё удовольствие за счёт других!?

Поэтому первое, что необходимо было предпринять людям, «достойным править недостойными людьми», чтобы богатые продолжали богатеть, лгуны – обманывать, воры – воровать, насильники – насиловать, правители – воевать, – это так извратить Учение Иисуса Христа, чтобы оно не мешало жадным, хитрым и циничным «избранным» править «простым народом» и жить за его счёт. Что и было сделано с помощью учреждения католической церкви, в которой даже богослужение ведётся на латыни, чтобы неграмотная чернь и узнать-то не смогла, о чём на самом деле проповедовал Иисус.

Но, как ни старалось католичество совместить несовместимое –идеологию братства людей Учения Христа и языческую идеологию разделения людей на богатых и бедных, на господ и рабов, на «право имеющих» и быдло, ничего, в конце концов, не получилось. Ложь, обман, воровство, цинизм, алчность и словоблудие католической церкви уже так достали европейцев к середине второго тысячелетия от Рождества Христова, что они решили избавиться от циничного католического диктата.

Но избавиться, увы, отнюдь не для того, чтобы действительно воплотить Учение Иисуса Христа в жизнь!

Предприимчивых европейцев раздражала, в первую очередь, не католическая ложь о Христе и Его Учении, а жадность католицизма, его претензии всем править и всеми повелевать. Второе сословие было сыто по горло католическим эгоизмом и решило избавиться от католичества, избавив заодно и себя от «излишних» нравственных ограничений Учения Христа.

Однако, невозможно было европейским гуманистам в то время, после полутора тысяч лет христианских проповедей, сразу же избавить народ от веры в Единого Бога. Поэтому и началась Реформация, в результате которой родился протестантизм, позволивший европейцам и «в Бога верить» и действовать исключительно ради своего собственного материального благополучия, ничем не ограничивая своё стремление к богатству. Удалось-таки протестантам и рыбку съесть, и… всё остальное совершить.

Протестантизм благословил европейцев на захват мира, сведя веру в Бога до исполнения формальных обрядов, сделав Иисуса ничего не значащим символом. И с тех пор именем Христа стали прикрывать новое язычество, когда существуют сотни протестантских сект, живущих, якобы, по Его Заповедям, но каждая из которых трактует их по-своему.

«Кого земля – того и вера». Этот символ протестантизма ясно показывает, насколько дальше ушёл протестантизм от католичества по пути извращения Учения Иисуса Христа. Протестантизм стал неоязычеством, в котором многобожие древнего язычества было заменено единобожием, когда имя Единого для всех людей Бога стали разрывать между собой различные протестантские секты – сколько существует сект, столько существует и «Иисусов». Протестанты клянутся именем Иисуса Христа, на деле низводя Его до уровня ничего не значащего языческого божка.

Наконец, чтобы языческий нацизм точно возродился в каком-либо государстве, необходимо полностью освободить граждан этого государства от веры в Единого для всех людей Бога. Это и было сделано в Европе во времена эпохи Просвещения, когда критика католицизма перешла в критику религии вообще. И идея тотального освобождения человека от всех ограничений, включая и нравственные, впервые высказанная в эпоху Возрождения, окончательно оформилась в идеологию либерализма.

Либерализм исторически рождается из полного отрицания веры в Бога. Либерализм провозгласил атеизм, как новую веру в отсутствие Бога, не забывая, впрочем, использовать для своего влияния на людей и религиозные извращения протестантизма, превращающие Бога в пустую формальность.

И освободив человека от веры в Единого Бога, либералы фактически освободили человека и от Его нравственных заповедей. Гуманизм был придуман ещё во времена эпохи Возрождения, как замена нравственности, данной людям Богом. Но, как показала история Нового времени, и особенно ХХ век, гуманизм фактически служит лишь прикрытием абсолютной безнравственности либерального общества.

Освобождаясь, вместе с верой в Бога, и от заповедей и заветов Иисуса Христа, человек Нового времени приобретает возможность строить мир по придуманным им самим законам. И конечно, эти законы опять пишутся в пользу власть имущей элиты либерального мира.

В оплоте современного либерализма, в Соединённых Штатах Америки очень гордятся своей религиозностью. Как будто религиозность народа даёт государству право на моральное лидерство. Ведь религиозен народ, а государством управляет властная элита, для которой народ был и остаётся «чернью». Да и сама по себе религиозность человека ничего хорошего или плохого о нём не говорит – всё зависит от того, в кого или во что человек верит.

Бывает, что человек верит в главенство Сатаны в мире, или является членом какой-либо секты. И что? Он ведь тоже религиозен! Поэтому важна не религиозность сама по себе, а именно та, которая направлена на установление братских отношений между людьми. И с этой точки зрения религиозность народа США, как, впрочем, и народа подавляющего большинства либеральных стран, явление далеко не всегда положительное для многих народов мира, испытавших на собственной шкуре их религиозность.

Либеральная религиозность западных правящих элит ничего общего не имеет с братским отношением к людям!

Во-первых, католическая церковь уже с самого начала своей истории отошла от духовно-нравственных норм Учения Иисуса Христа, потому и стала ненавистной и презираемой уже в эпоху Возрождения. Католическая религиозность, прекрасно проявившая себя в средневековье организацией войн, крестовых походов, борьбой с еретиками, индульгенциями, развратом, уж никак не может быть основой для религии человеческого братства.

Во-вторых, протестантизм стал религией неоязычества, когда стал сборищем сект, непримиримо, порой, разделяющих людей. У них у всех Иисус провозглашается Богом, они все клянутся именем Иисуса, одновременно проклиная друг друга. Иисус хотел соединить всех людей в едином братстве народов, а протестанты чем дальше, тем больше разъединяют людей, совсем как древнее язычество. Поэтому гордиться протестантской религиозностью – это плевать на Учение Христа о братстве людей.

И третье. Атеизм придуман был именно для того, чтобы освободить мистические сознание человека от веры в Единого Бога. Но так как освободить сознание от естественной мистичности разума невозможно в принципе, оно естественным путём возвращается к древним языческим представлениям. И в атеистическом праволиберальном обществе обязательно, рано или поздно, возрождается язычество, возрождается языческая идеология непримиримого разделения людей и народов – идеология нацизма.

Однако, нацизм не возродился в леволиберальном атеистическом обществе Советского Союза именно потому, что коммунистическая партия пыталась построить общество братства всех людей, но только на безбожной основе. Кроме того, за тысячу лет православия в ментальности россиян (христиан, мусульман, иудеев, буддистов) сложились духовно-нравственные основы идеологии братства, которые и определяли интернациональный русский (в широком смысле) характер советского человека.

Религиозность праволиберальных стран – это религиозность по сути языческая, основанная на идеологии разделения людей. И совсем не важно, на какой книге клянутся политические лидеры этих стран – они все ныне являются представителями языческих ценностей разделения людей по расе, по цвету кожи, по месту рождения, по доходам, по сословиям, по праву собственности, по уровню образования, по образу жизни, по половым и гендерным различиям… А разделяющая людей и народы языческая религиозность – прямая дорога к возрождению нацизма.

Таким образом, можно ясно увидеть в истории три этапа по извращению Учения Иисуса Христа или три ступени по возрождению язычества в Европе:

  1. Эпоха первых соборов. Католичество.
  2. Эпоха Возрождения и Реформация. Протестантизм.
  3. Эпоха Просвещения. Либерализм и атеизм.

Европейцы столетиями приближались к нацизму, язычески извращая Заповеди Христа. Поэтому появление нацизма в европейских странах в ХХ веке становится событием вполне естественным и неизбежным.

2. ЛИБЕРАЛИЗМ – ДОРОГА К НАЦИЗМУ.

В эпоху Возрождения и в Новое время появляется и развивается идея о том, что если освободить человека от всех связывающих его инициативу религиозных пут, освободить его от всех ограничений в его деятельности, тогда человек, опираясь только на свои природные качества и способности, без Божьей помощи, естественным образом построит для себя и для всего человечества счастливую жизнь без войн и конфликтов. Эта идея и была положена в основу либеральной идеологии, окончательно оформившейся в эпоху Просвещения. И с тех пор либерализм – это идеология, основанная на материализме, рационализме и атеизме, с одной стороны, и на религиозных извращениях католичества и протестантизма, не имеющих ровно никакого отношения к Учению Иисуса Христа.

ГОВОРИТЬ ПРАВДУ – это не лгать, во-первых, самим себе. Но либерализм с самого начала своей истории был основан на лжи. Либерализм и есть идеология лжи, так как ложь заложена в либерализм с самого начала появления идеи освобождения человека – уже с эпохи Возрождения.

В самом деле! Призывая к свободе человека, призывая освободить человека от всех форм принуждения со стороны другого человека, деятели Возрождения освобождают человека, прежде всего, от Бога. Пропагандируя свободу человека от всех форм насилия со стороны других людей, либералы перво-наперво освобождают человека от веры в Бога.

Как же так? Где логика?

Почему деятели Возрождения сделали Бога ответственным за творимую людьми несправедливость? Почему, освобождая человека от угнетения со стороны другого человека, надо обязательно прежде освободить человека от Бога? Почему, чтобы освободить человека от принуждения со стороны другого человека, надо лишить человека сначала веры в Бога?

Может, следовало сначала подумать о том, правильно ли мы понимаем то, о чём нам говорил Иисус Христос?

Либералы убили Бога, подсунув людям атеизм в качестве религии безбожия. А взамен они почти триста лет обещали человечеству свободу, мир и благополучие. Но уже прошедшие века ясно показали, что никакой свободы, никакого мира и никакого благополучия человечеству в рамках либерализма не дождаться. А в ХХI веке мы уже точно понимаем, что ничем хорошим для человечества эпоха либерализма закончиться не может.

Многие либеральные мыслители не раз отмечали прямую связь фашизма и нацизма с язычеством, но объясняли её как нечто несущественное, малозначимое, не развивая эту мысль далее.

Либеральные философы в своих рассуждениях о природе фашизма и нацизма совершенно не пытались пробиться к самым глубинным корням проблемы. И такое их отношение можно понять!

Признать, что фашизм и нацизм есть порождение идеологии язычества, значит, признать, что всё европейское христианство уже давным-давно выродилось в язычество и неоязычество, что всё европейское христианство связано с Иисусом Христом и Его заповедями только лишь одним названием.

Признать фашизм и нацизм порождением идеологии язычества (неоязычества), значит, расписаться в лживости всего европейского мировоззрения Нового времени. Это, значит, признать, что эпоха Возрождения стала поворотным пунктом Европы к прямому возрождению язычества и языческой идеологии. Это, значит, признать, что либеральная идеология, сформулированная в эпоху Просвещения, не могла не привести либеральный мир к торжеству идеологии язычества, не могла не привести, в конечном счёте, мир к фашизму и нацизму.

Либералам в принципе невозможно согласиться с тем, что появление нацизма в современном мире связано исключительно с вопросами религии. Ведь они уже лет двести твердят про «опиум для народа»! Исключив религию из жизни людей, либералы закрыли себе возможность понять и появление нацизма. Ведь, совершив убийство Бога, либералы не могли лишить сознание человека его мистической сущности. Вот почему атеизм, наряду с «хитроумным» агностицизмом, и стал проводником возрождения языческих взглядов, языческой идеологии разделения людей.

Под прикрытием лозунгов о свободе, о правах человека, о демократии, которые сами по себе никак не связаны с фашизмом и нацизмом, либералы протаскивали возрождение языческой идеологии нацизма, непримиримо разделяющей людей на господ и рабов, на вечную борьбу народов друг с другом. Либерализм, таким образом, стал тем мостом, по которому языческая всеобщая вражда народов возродилась из небытия той пропасти, куда она была низвергнута когда-то именем Иисуса Христа.

Признание языческой основы, необходимой для возрождения нацизма, есть признание порочности всего двухтысячелетнего развития человечества, так и не понявшего до конца сути Учения Иисуса Христа.

Христос своей искупительной жертвой попытался избавить человечество от вражды и рабства язычества. Он дал людям надежду на мирное справедливое будущее без войн, без рабства, без насилия. Он дал надежду на построение общества правды, честности и справедливости на земле. Но человеческая тупость, невежество и алчность извратили все замыслы Христа. И с каждым новым веком после Него в мире всё больше и больше возрождалось язычество. И к веку ХХ язычество полностью возродилось в нацистской Германии. И именно языческие ценности захватывают сейчас капиталистический мир, в полной мере возвращая языческое прошлое человечества.

Учение Христа о духовно-нравственном единстве народов, верующих в Единого Бога всех людей, было глупо отброшено во времена эпохи Возрождения. От духовного в Новое время постепенно полностью отказались, подсунув людям материалистический атеизм. А нравственную часть единства духовного и нравственного оставили, обозвав её гуманизмом. Но, как оказалось, нравственное без духовного не работает, и либеральный гуманизм на деле обернулся созданием европоцентричного мира, куда с помощью грубой силы, обмана и лжи стягиваются богатства всей планеты, чтобы обеспечить европейцам их безбедное существование.

Правда заключается в том, что «повивальной бабкой» возрождения языческого нацизма является европейский либерализм. И если мы понимаем это, тогда становится предельно ясно, что, без решительного отказа от либеральной идеологии, возрождение нацизма неизбежно и мир обречён погибнуть тогда в глобальном конфликте.

Правящие элиты всех стран в первую очередь именно себя освобождают всяких ограничений, всегда именно для себя любимых устанавливают различные привилегии. Так было во времена католического средневековья. Так осталось и в Новое время после освобождения европейцев от веры в Единого Бога. Не удивительно, что войны между освобождёнными от веры в Иисуса Христа либеральными капиталистическими государствами Нового времени идут с не меньшим остервенением, чем в средневековье.

Освобождённые от веры в Бога люди, в Новое время не стали менее жестоки. Наоборот, жажда наживы теперь никем и ничем не ограничивается и каждый грабит ближних настолько беззастенчиво, насколько ему позволяет это его разумение. Раз «Бога нет», то никто не будет наказывать человека после его смерти за его прижизненную ложь и подлость, поэтому надо «жить здесь и сейчас в своё удовольствие, и постараться не попасться на лжи и воровстве» – вот отныне простой рецепт для счастливой, то есть, материально обеспеченной жизни атеиста в либеральном обществе.  

Из-за снятия любых духовно-нравственных ограничений на обогащение любой ценой, возникает дикая конкуренция между свободными от веры в Бога предпринимателями. Всеобщая конкуренция становится в Новое время образом жизни людей, народов, государств. Внутри либеральных стран простые люди вынуждены «бороться за место под солнцем» в условиях жестокой капиталистической эксплуатации. А в международных отношениях каждое либеральное государство старается грабить всех своих соседей, ближних и дальних. От конкуренции прошлых веков, конкуренция либеральная отличается тотальной ложью и полным отсутствием нравственных норм, несмотря на провозглашённый гуманизм, так как, «раз Бога нет, то всё можно». Хотя и во времена развратного католического тоталитарного господства нормы и правила далеко не всегда соблюдались.

Господство либерализма на Земле началось с эпохи Возрождения, с захвата мира и образования колониальных империй. Испания, Португалия, Венеция, Голландия, Англия, Франция делят мир силой оружия и постепенно захватывают его полностью. А затем неумолимо обостряются отношения и между «великими европейскими государствами», которые именно себя считают «первыми среди равных». 

Либеральные государства, подчиняясь принципу конкуренции, не могут существовать в равноправии друг с другом. Выстраивается иерархия экономически развитых стран, которые диктуют условия экономически маломощным государствам.

Постулируется превосходство нации, покорившей многие народы, то есть, «присоединившей отсталые народы к цивилизации». И великие прогрессивные либеральные завоеватели делят мир на сферы своего влияния. Типичный пример – доктрина Монро, объявившая Западное полушарие сферой исключительных интересов США.

Либерализм, совсем как язычество, непримиримо разделяет народы и государства с помощью конкуренции на «развитые» страны, которые право имеют управлять миром, и «отсталые» страны, которых удел быть рабами первых. Это ещё не нацизм, но уже достаточно близко к нему. Недаром первые нацистские теории зарождаются ещё в XIX веке в Великобритании, над чьими владениями «никогда не заходит солнце».

Тысячу лет католическое извращение Учения Иисуса Христа позволяло язычеству продолжать стравливать народы в войнах друг с другом. Тысячу лет католицизм благословлял языческое разделение людей на господ (феодалов) и рабов (крестьян). Тысячу лет католическая церковь освещала нравственный беспредел в своём общении с паствой.

Затем, когда сребролюбивый католицизм полностью дискредитировал себя, освобождённые от его опеки люди, увы, не вернулись к Христу, как провозглашали протестанты, а создали новое язычество, продублировав Христа в десятках протестантских сект, конкурирующих друг с другом за право по-язычески обманывать людей.

Наконец, в эпоху Просвещения людям предложили совсем отказаться от Иисуса Христа, подсунув им атеизм в качестве «научного мировоззрения». И религия атеизма стала мостом, по которому человек вернулся в язычество.

А потом «совсем неожиданно» появился нацизм. И либералы, изображая святую невинность, вдруг заголосили:

– Ах, какая гадость! И откуда взялся этот противный нацизм?

– Это, наверное, злые и вредные коммунисты придумали, чтобы заставить всех людей жить по тюремным правилам.

– Нет! Это придумали хитрые и жадные капиталисты, чтобы и дальше нещадно эксплуатировать пролетариат.

«Чума на оба ваши дома!»

Лишив человека веры в Единого Бога, либерализм, правый и левый, лишил человека религии братства, опустив людей в языческие представления. А вслед за ними, естественно и закономерно, пришёл в мир и нацизм. Явление нацизма не зависит ни от экономических причин, как полагают марксисты, ни от придумок коммунистов, как считают апологеты капитализма. Нацизм – это естественное мировоззрение человека языческого мира, основанное на языческом разделении людей на господ и рабов по праву рождения.

За 500 лет реализации освободительных идей эпохи Возрождения либерализм вполне раскрылся во всей своей полноте. Либерализм завершается нацизмом, всемирной бойней. Либерализм – это возвращение в мир язычества и Новое время стало действительно периодом возрождения язычества. Эпоха Нового времени – эпоха либерализма – не могла не закончится возвратом человека в язычество, возникновением нацизма и всемирной войной всех против всех. Либерализм не может не привести общество к язычеству нацизма. Нацификация Европы – это закономерный результат многовековой либерализации европейского сознания.

Круг замкнулся. Эпоха Возрождения полностью оправдала своё название – язычество возрождается повсеместно! Язычество древнего мира вернулось через религиозные извращения, через атеизм и неоязычество в нашу повседневность. И вместе с язычеством в наш мир возвращаются всеобщая вражда и недоверие народов друг другу и всеобщая война всех против всех, характерные для древних языческих времён. Возвращается непримиримо разделяющая людей на господ и рабов языческая идеология, уже хорошо известная нам под страшным именем НАЦИЗМ.

НАЦИЗМ ЯВЛЯЕТСЯ ЕСТЕСТВЕННЫМ ФИНАЛОМ РАЗВИТИЯ   ЛИБЕРАЛЬНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ НОВОГО ВРЕМЕНИ.

3. ВОЗРОЖДЕНИЕ ЯЗЫЧЕСТВА.

Разум деятелей Возрождения затмили языческие красоты Античности настолько, что они посчитали рабство просто досадным недоразумением древности. Мол, из древнего наследия нужно взять лишь его эстетику, а о рабстве просто забыть. Но античная эстетика – это эстетика языческого рабовладельческого общества. И, возвращая её к жизни, мы, тем самым, возвращаем к жизни и идеологию языческого рабства, хотим мы этого или нет.

Языческие представления возникают у человека естественным образом. Человеку не требуются усилия, чтобы мистически воспринимать и язычески понимать мир. Человеку остаётся только восхищаться красотой мира, существующего благодаря его племенным богам. И Античность поражает нас эстетическим совершенством своих произведений искусства. Античный расцвет искусств связан как раз с язычеством, прославляющим внешнее и внутреннее совершенство богоизбранного народа, когда древние цивилизации задали на века художественные образцы для подражания.

Тогда в языческом человеке гармонично сочетались красота внешняя и красота внутренняя. Другое дело, что красота внутренняя, нравственная, предназначалась лишь для употребления между своими сородичами, для своего народа. В общении со своими соплеменниками присутствовали все те моральные качества, какие всегда ценились у всех народов как образцы для подражания: братство, честность, взаимопомощь, готовность к самопожертвованию, героизм, патриотизм. Но все эти качества не распространялись на другие народы. По отношению к ним практиковалась ложь, обман, жестокость, насилие, убийство, рабство, война против всех.

Язычество тем и пагубно для человечества, что при внешней красоте, при красоте поступков, предназначенных для своих сограждан, оно намертво ссорит народы, не допуская никакого примирения. Языческие ценности, таким образом, несовместимы с благополучным существованием человечества.

Языческие ценности, в конечном счёте, пагубны и для самого рабовладельческого общества. Когда создаются рабовладельческие империи и новые народы вливаются в их состав, начинается период разложения языческого общества. Другие народы, продолжая оставаться в своём язычестве, не могут ассимилироваться в обществе империи, их захватившей. По отношению к согражданам империи народы ведут себя по-язычески, пытаясь поживиться за чужой счёт. И тогда в имперском обществе процветают разврат, преступность, воровство, обман, насилие, жестокость. И такое разъединённое общество, в конечном счёте, становится лёгкой добычей языческих нравственно монолитных народов. Это мы можем ясно увидеть на примере падения могущественной Римской империи.

И в наше время, когда идёт массовая миграция народов в мире, когда люди сами выбирают место, «где лучше жить», происходит смешение разных культур. А так как язычество и атеизм почти убили веру в Единого Бога, либеральное европейское общество подвержено тем же самым порокам, что и общество поздней Римской империи.

Новые сограждане, прибывающие в Европу из разных стран, остаются со своими нравственными ценностями (язычество, атеизм, иные религии), не желая принимать нравственные ценности своей новой родины. В некоторых странах Европы, куда стремятся потоки мигрантов, образуются даже закрытые от государства отдельные районы, где не действует законы страны.

Европейское общество становится пёстрым и красочным в проявлениях внешней культуры из-за привнесённого национального колорита разных народов. Но в нравственном отношении либеральное общество постепенно становится расколотым, преступным, греховным, ущербным из-за несовместимости духовно-нравственных норм различных народов. И чем больше либеральное общество уделяет внимания красоте внешней, тем менее ценится красота внутренняя. Чем больше в обществе проявлений язычества, тем больше внешнего блеска и золотой мишуры, тем больше лжи, фальшивых улыбок, преступности, обмана и разделения.

Чем дальше отдалялась христианская Европа от времени Иисуса Христа, тем внешне красивее становилась, украшая себя золочёными соборами и храмами. И тем больше крови людской, своей и чужой, проливала. Богатство внешней красоты при царящей в обществе лжи (католической, протестантской, атеистической) – прямой указатель на падение общества в язычество. И чем больше в либеральном обществе ювелиров и художников, тем больше преступности, обмана, лжи и насилия. Чем прекраснее прописаны лики святых на иконах в храмах, чем больше золота в окладах, тем всё больше язычество проникает в повседневность.

Нацизм – это язычество ХХ века. Нацистская Германия была языческим государством, государственной религией в ней была вера в германских богов, покровительствующих только германцам (арийцам). Именно эстетика язычества была поставлена на службу нацизму. И моральное уродство немецких нацистов, истребивших десятки миллионов человек, прикрывала языческая эстетика, призванная возвеличивать «тысячелетний рейх».

Самым нелепым было то, что даже в Советском Союзе, наиболее сильно пострадавшем от нацизма, нацистская эстетика находила отклик. Стоит посмотреть советские фильмы, например, в которых резко бросается в глаза, как, под предлогом отражения исторической правды, воссоздавался на экранах внешний облик нацистов. Да, надо отдать должное языческому нацизму – он сделал всё, чтобы выглядеть внешне привлекательным. Внешняя красота нацизма была призвана показать величие немецкой расы и убожество всех остальных народов. Недочеловеки по всему миру должны были замирать от восторга при виде лоска нацистских мундиров.

Языческая античная эстетика призвана была показывать величие народа-господина, когда внешняя красота скрывает бесчеловечную сущность рабства. Эстетика Нового времени также призвана за внешней красотой скрывать нацистскую сущность язычества.

Эпоха Возрождения затмила ужасы древнего рабства восторгом по поводу жизнеутверждающих духовно-нравственных языческих ценностей и великих произведений искусства Античности. Восхищённые античной красотой и освобождённые от веры в Единого Бога европейцы «забыли» о том, что такое рабство, и ужаснулось, увидев его в германском нацизме. И теперь человек должен понять, что у него нет иного выбора кроме как, либо полностью вернуться к язычеству с его жестоким нацизмом, или же строить братский мир по Заветам Иисуса Христа. И чем дольше человек будет осознавать этот выбор, тем больше вероятность истребления земной цивилизации в грядущей языческой войне всех против всех.

4. АПОЛОГИЯ АНТИЧНОСТИ.

Наверное, очень непросто современному человеку признать нацистами всех героев, исторических и эпических, древнего мира. Все эти боги и простые смертные древних мифов и легенд, восхищающие нас своими подвигами, суть нацисты по своим взглядам и убеждениям. Все они, жившие в древнем мире, жестокие завоеватели, истребители народов и рабовладельцы. И оказавшись вдруг фантастическим образом в нацистской Германии, древние герои чувствовали бы себя среди своих, по мировоззрению, людей.

Но парадокс в том, что нельзя древних героев винить в их нацизме! Просто в те времена невозможно было иначе представлять себе мир и существование в нём человека. Древние герои были нацистами без выбора, в отличие от нацистов современных – нацистов по сознательному выбору.

Нацизм – это идеология язычества. А язычество – это естественное религиозное мировоззрение древнейшего человека. Язычество появляется естественным образом из мистического сознания людей, из мистического восприятия людьми окружающего мира. Нацизм, поэтому, не мог не возникнуть в древнем мире, поскольку до иных представлений о мире нужно было расти и расти, развивая науки, познающие мир.

Античные герои не могли выбирать образ жизни, религию, идеологию. Просто потому, что ничего иного, кроме язычества, тогда не существовало. Поэтому невозможно винить древних бессмертных богов, героев и простых смертных в нацизме и рабстве. Невозможно обвинять их в несправедливости, излишней жестокости, в геноциде, поскольку тогда так поступали все люди на земле без исключения. Нацистами они были естественными, поскольку человек тогда ещё интеллектуально не дорос до иных представлений о самом себе, о человечестве, о Боге.

Находясь среди каннибалов, родившись в племени людоедов, невозможно иначе относиться к людям иного племени, как к животным, предназначенным для поедания. И здесь нет места либеральным спекуляциям об излишней, якобы, природной жестокости людей! Каннибализм древнего мира – естественное состояние человечества, когда разум человека только-только проснулся для познания. Должны были пройти сотни тысяч лет прежде, чем античный человек только задумался о рациональном познании мира.

Не нужно обвинять античный мир в нацизме. Нужно с этим просто согласиться, что для того времени это было естественное мироустройство. Иначе просто быть не могло в условиях тотального господства языческой идеологии! Но это означает, что человеческие поступки определяются той религией, той идеологией, по нормам которой живёт человек. В идеологически безальтернативном обществе древнего мира у человека не было выбора, поэтому и винить его в нацизме и рабстве невозможно.

Поэтому нам остаётся по-прежнему восхищаться античными героями, их подвигами и деяниями. Ведь все нравственные ценности, на которых ещё держится пока что земная цивилизация (мужество, стойкость, верность, отвага, честность, патриотизм…), появились вместе с язычеством. Эти ценности естественны и вечны пока существует человек. Единственное, что отличает применение этих положительных ценностей во времена языческие и во времена христианства, заключается в том, что в языческий период истории человечества они применялись только по отношению к своему богом избранному народу, а Учение Иисуса Христа распространило эти ценности на все народы планеты.

Античный нацизм был естественным образом жизни человечества языческого времени. Тогда невозможен был выбор – его просто не было. А нацизм Нового времени – это сознательный выбор атеиста, фактически ставшего по своему мировоззрению язычником. Античный нацист выбора не имел – в пранацистском древнем мире невозможно было не быть нацистом. Поэтому и нет вины на нацистах древности. Но у современного человека всегда есть выбор между язычеством и братством, между идеологией язычества (нацизм) и идеологией религии братства всех людей.

И в наше время только от воли человека зависит, как он будет действовать: по-язычески (то есть, по-нацистски), разделяя людей на господ и рабов, на достойных и недостойных, на «право имеющих» и на «тварь дрожащую», или по Заветам Христа, относясь ко всем людям, как к равным себе, как к своим братьям и сёстрам. Это в древние античные времена выбора у человека не было, а сейчас этот выбор известен всем и возможен. Остаётся только сделать его. А вот тут-то и начинаются проблемы.

Мы со времён эпохи Возрождения привыкли восхищаться достижениями античной культуры, произведениями искусства, эпическими и историческими деяниями предков. Европейская цивилизация выросла на эпосе Древней Греции, на древнеримской литературе. И очень непросто современному человеку, воспитанному на уважении к Античности, признать древний период истории человечества периодом нацизма.

Сотни тысяч лет языческого периода истории человечества людей по всей земле унижали, грабили, истребляли, ели, превращали в рабов. И все эпические герои древности относились к рабству, к неравенству среди людей, как к совершенно естественному состоянию. Не было в истории человечества более сурового, жестокого и совершенно несправедливого времени! И это время вернулось в ХХ веке вместе с нацизмом в Германии.

Период языческой древности – это действительно период «войны всех против всех». И когда мы вспоминаем античных героев, мы не должны забывать, что для побеждённых и обращенных ими в рабство людей, эти герои были жестокими разорителями, бездушными насильниками и безжалостными убийцами невиновных.

Кровь и ужас приносили народам ассирийские, египетские, греческие, карфагенские, римские воины. Повсюду в мире царили язычество и рабство, повсюду в мире кровь людская лилась рекой. Мемфис и Вавилон, Микены и Троя, Афины и Спарта, Карфаген и Рим – всё это суть столицы рабовладельческих, по сути нацистских, государств древнего язычества. Непримиримо разделённые языческой идеологией, они постоянно враждовали и воевали друг с другом, истребляя враждебные народы под корень, при случае, превращая в рабов всех, кто случайно избежал смерти.

Когда, начиная с эпохи Возрождения, европейцев научили восхищаться античными временами, о многотысячелетнем рабстве, благополучно сосуществующим с прекрасными произведениями искусства, старались не вспоминать. Постарались «забыть» о древнем геноциде, «отделив мух от котлет» – рабство от достижений античной культуры. Античность – это время высокого искусства и, одновременно, это время бесконечной кровавой бойни.

Бесспорно, Античность дала человечеству высшие стандарты скульптуры, живописи, архитектуры, театра, литературы, которые не перестают нас, совершенно заслуженно, удивлять, восхищать и вдохновлять. Но если, признавая эти великие достижения культуры, забывать о язычестве, о непрерывных войнах, геноциде, угнетении и рабстве народов – это, значит, сознательно врать людям, продолжая древнюю языческую традицию. Это значит искажать историю человечества так, чтобы и дальше обманывать людей, чтобы и дальше цинично править обманутыми.

Не надо отказываться от античной культуры, но надо всегда помнить, что она служит выражением языческой сущности, заключающейся в восхвалении своего «богоизбранного» народа за счёт умаления всех других.

IV. НАЦИЗМ НА ПОДХОДЕ.

Либерализм, появившийся на базе освободительных идей эпохи Возрождения, есть обман, с помощью которого одни люди нашли способ, как управлять другими. Посредством идеи освобождения, прежде всего, от католического тоталитарного диктата и возрождения красоты Античности, европейцам втихаря подсунули язычество со всеми его «достоинствами». И Новый либеральный мир уделяет больше внимания внешней красоте, полностью игнорируя нравственное развитие человека.

И тут «вдруг неизвестно откуда» вламывается в историю ХХ века нацизм. И все либералы удивляются и не могут понять, откуда же он взялся. И начинают придумывать, обвиняя друг друга, различные социальные, управленческие, политические, экономические конструкции. Но всё попусту – не может либеральная философия ни понять явление нацизма, ни предложить действенные способы борьбы с ним.

Объявив религию обманом и «опиумом для народа», заблуждением разума, у либерализма не осталось возможности понять и объяснить нацизм. А человек, лишившись религии Единого Бога, не стал атеистом – человек просто возвратился в язычество. И мир нацизма – древний языческий мир – снова вернулся на землю.

Впереди только войны, рабство и ужас истребления.

  1. ПРОГНИЛО ВСЁ.    

Прогнило всё в мире либерализма, на что можно было бы опереться в прогнозировании будущего человечества. Будущее всё больше размывается в тревожной неопределённости. Либерализм, как идейная основа земной цивилизации, полностью выдохся, до конца исчерпав свой потенциал. Люди сейчас пытаются сказать что-либо о будущем, предлагая планы и прогнозы, жонглируя понятиями, которые давно уже ничего не значат.  

Принципы и понятия эпохи Возрождения, являющиеся идейной основой Нового времени, полностью обесценились тем кризисом, который переживает сейчас капиталистический мир. Ничто из прошлого идейного наследия уже не может служить идеалом, основой, руководством к действию.

Какое бы изобретение, касающееся жизни человека и общества, ни взять, оно оказывается полностью дискредитировано прошедшим временем настолько, что вызывает только разочарование. Экономика, финансовая система, образование, здравоохранение, охрана общественного порядка – все эти сферы находятся сейчас в глубоком кризисе, который признают, о котором говорят уже совершенно открыто.

Человеческая цивилизация потеряла смысл своего существования.

Когда-то, более пятисот лет назад, Новое время начиналось с эпохи Возрождения, смысл которой был в освобождении человека от католического безнравственного диктата. И освобождённый от тотального церковного контроля человек провозгласил себя хозяином своей земной судьбы. Человек сам стал творцом своего земного существования, творцом своего счастья на земле. Эпоха Возрождения вдохновила европейца творить свою жизнь по своему собственному усмотрению.

Если раньше смысл человеческого существования сводился к возможности попасть после смерти в рай и соединиться с Богом, то теперь человек стал сам определять смысл своей земной жизни. И Новое время заканчивается теперь полной потерей смысла существования цивилизации.

Пятьсот лет повторять «о чести и достоинстве человека». Пятьсот лет провозглашать, что человек может обойтись без Бога в своём стремлении к счастью. Пятьсот лет морочить головы людей религиозными извращениями. Пятьсот лет спекулировать пониманием свободы, гуманизма, демократии и прогресса… и получить нацизм с двумя мировыми войнами в ХХ веке.

Воистину, славные достижения либерализма!

Что иное может так убедительно доказывать ошибочность идей эпохи Возрождения и лживость либерализма Нового времени, как не история последних пяти сотен лет – кровавая история войн, рабства, колониализма, тупого невежества, безумного терроризма и тотальной лжи. Сколько ещё нужно смертей, чтобы до последнего человека на Земле дошло понимание зловредности либерализма для судеб мира?

Свобода, гуманизм, прогресс, демократия, разделение властей, права человека, гражданское общество – все эти понятия либерального мира сейчас настолько извращены и размыты, что позволяют какую угодно трактовку. Они попросту не работают, поскольку каждый человек понимает их по-своему, в меру своего нравственного развития и общественного положения. Поэтому современный мир погряз в спекуляциях на тему «как нам жить дальше», не понимая, что на неопределённых идейных основах никакое успешное существование, а тем более успешное развитие, невозможны.

Долгие века европейцы строили мир, опираясь на идеи эпохи Возрождения. Долгие века эти идеи пропагандировались, обрастая новыми изобретениями. Но уже к началу XX века некоторые философы стали приходить в выводу о приближающемся «закате Европы». И для многих учёных стал очевидным идейный кризис европейской либеральной мысли, приводящий к признанию бессмысленности человеческого существования. Однако, либеральные умы не пошли дальше констатации этого факта. Никто из мыслителей так и не рискнул выйти за пределы либеральной парадигмы эпохи Возрождения – слишком большой вес имеет эта идейная основа в жизни либеральной цивилизации.

Можно сколько угодно теперь критиковать либерализм, капитализм, коммунизм. Можно сколько угодно говорить о приближении кризиса и о путях его преодоления. Можно сколько угодно придумывать «варианты развития». Можно сколько угодно рассуждать по поводу «как нам обустроить нашу жизнь». Но если мы, рассуждая о настоящем, остаёмся на идейном поле, заданном эпохой Возрождения, то все наши разговоры оказываются пустой спекуляцией. И в этом, пожалуй, не было бы ничего трагичного, если бы человечество с каждым днём научно-технического прогресса не создавало бы всё более мощное оружие, приближая своё самоубийство.

Только отказавшись от либеральной парадигмы эпохи Возрождения, как идейной основы либерализма Нового времени, можно попытаться найти путь к дальнейшему благополучному существованию человечества. Именно то время стало развилкой, где человечество пошло по неверной дороге, приводящей его ныне к трагическому финалу.

Говоря о природе человека, Томас Гоббс упомянул древнеримскую поговорку: «Человек человеку волк». Но это краткое описание сути языческих взаимоотношений, оказывается, подходит и к человеку Нового времени! Когда современный человек оказывается в экстремальной ситуации, столкновения с преступностью, например, с него быстро слетает либеральная шелуха и он превращается в зверя, сражающегося за свою жизнь. И голливудская продукция, в которой раскрывается языческое нутро современного либерального человека, пронизана этим духом борьбы.

Всё смешалось в современном либеральном мире!

После расстрела террористами редакции журнала «Шарли Эбдо» сотни тысяч, если не миллионы, людей вышли на улицы с плакатом «Мы (я) Шарли», протестуя против терроризма. Эти люди разделяют «свободомыслие» редакции и заявляют о её поддержке даже не подозревая, что именно их взгляды и являются источником терроризма в мире. Уж лучше б они сразу повесили себе на грудь плакат с надписью «Я Адольф Гитлер»!

Именно европейское либеральное мышление, возрождающее язычество, и производящее неоязычество, и есть подлинный источник террора и возрождения нацизма. Именно возрождённое язычество в мире непримиримо разделяет народы на «людей» и «недочеловеков», делая нацистский террор неизбежным. Погружение Европы в язычество порождает презрение к «не таким, как мы» людям, порождает нетерпимость к инакомыслию, порождает насилие, терроризм и нацизм. А чем иным можно объяснить позорное участие Европы в разорении десятков стран по всему миру?

Обвалилась вся система ценностей либерального мира, построенного европейцами в Новое время. Здание европейской мировой цивилизации, идейно заложенное в эпоху Возрождения, рушится на наших глазах, и уже ничто не может его спасти. А символом окончания Нового времени стал сгоревший собор Парижской Богоматери. И как бы ни старались сейчас восстановить этот собор, время его великого значения закончилось, как ни печально это осознавать. С пожаром Парижского собора безвозвратно заканчивается вся история либерального Нового времени.

Россия часто обвиняет западные элиты в двойных стандартах, когда к действиям своих стран на международной арене они относятся всегда положительно, а к позиции России всегда отрицательно. Запал жестоко подавляет, например, протесты населения в своих странах, и в то же время осуждает Россию за её противодействие уличному беспределу. Запад жёстко подавляет любую оппозицию либерализму внутри своих стран, одновременно осуждая Россию за её робкие шаги по ограничению деятельности иноагентов. Сегодня Запад начал кампанию по тотальной дискредитации России, пытаясь свалить на неё вину за все проблемы современности.

Но нельзя обвинять Запад в двойных или тройных стандартах!

У либеральных элит стандарт всегда один и тот же. И этот стандарт известен уже тысячи лет. Это стандартная языческая политика, оправдывающая свои действия и ругающая действия того, кто на этот раз выбран жертвой. Невозможно либеральным политикам в странах, где давно уже элита погрязла в язычестве, стремиться к равноправным отношениям с соседями. Нормы языческой идеологии нацизма требуют подходить к другим народам не как к равным, а как к потенциальным рабам, которым можно сколько угодно врать, которых можно обманывать, грабить и убивать.

На другие народы внутриплеменная языческая нравственность не распространяется, для общения с ними вообще никакие правила не нужны. Так и действуют ныне западные политики, наплевав на любые нормы и правила в отношениях с Россией. И такая языческая (нацистская) политика в условиях современного научно-технического могущества человека, неизбежно ведёт мир в катастрофе, поскольку мир невозможно сохранить, когда каждое государство, как в древнем мире, преследует только свои интересы.

Либо страны мира должны убрать свои эгоистические интересы, вопросы своего экономического развития, на второй план и строить свою жизнь по нравственным нормам идеологии братства людей, либо погибнуть в мировой войне. Невозможно ждать мирного будущего, если в мире существуют либеральные страны с языческой идеологией нацизма.   

Западные правящие либеральные элиты выступают сейчас единым фронтом против России, используя все средства для подавления нашей страны, пытаясь снова преодолеть свои экономические проблемы за наш счёт.

Но их бесполезно ругать за их, как нам кажется, глупость и, тем более, расстраиваться, слушая их ложь. Нам надо чётко осознавать нашу полную с ними идеологическую противоположность. Мы вынуждены общаться с ними, находясь на разных идеологических позициях, мы общаемся с разных духовно-нравственных платформ. И мы никогда не сможем с ними окончательно договориться. Мы готовы их терпеть, наивно требуя от них всего лишь соблюдать ими же подписанные договоры. Но им с нами не о чем договариваться – какие договоры могут быть с untermenschen!

И им не стыдно! Они врут, как дышат! Они не испытывают муки совести, обманывая нас, потому что, в соответствие с древними языческими нормами, они разговаривают не с равноправными людьми, а с недочеловеками, на которых их внутриплеменная нравственность не распространяется. Языческая идеология полностью оправдывает их ложь!

Кризис современного либерального мира означает, что человечество опять поставлено перед выбором между жизнью и смертью.

Либеральная идеология, по нормам которой живёт сейчас почти весь мир, разделяет народы и государства планеты в вечной конкурентной борьбе за лидерство. И решая тактические задачи своего политико-экономического первенства, отдельные либеральные государства могут поставить всю земную цивилизацию на грань гибели. А военная мощь, накопленная человечеством, уже настолько огромна, что её применение рано или поздно обернётся всемирной бойней, в которой погибнет Земля.

Известная на протяжении всей истории человечества максима межгосударственных отношений «каждый сам за себя» – это приговор человечеству, вооружённому оружием судного дня.

Пришла пора человечеству осознать невозможность его дальнейшего благополучного существования вместе с либеральной идеологией, постоянно возрождающей язычество и нацизм. Человечеству необходимо сделать сейчас экзистенциональный выбор: остаться с либерализмом и умереть, либо отказаться от либерализма и приступить к строительству общества всемирного человеческого братства.

Именно теперь пришло время не для тактических (эгоистических), а для стратегических решений, спасающих человеческую цивилизацию от погибели. Пришла пора отказаться от идеологии либерализма и перейти к идеологии братства, объединяющей людей в единое мировое сообщество.

2. ФАШИЗМ – ЭТО НЕДОНАЦИЗМ.

Национализм имеет религиозное происхождение, поскольку происходит из языческого представления о божественных предках «избранного» народа. И языческий национализм есть пранацизм древности, разделяющий народы, резко отделяющий «богами избранный» народ от «недочеловеков». Языческий национализм направлен на возвеличивание своего народа за счёт окружающих народов.

А национализм идеологии братства людей, напротив, существует не для того, чтобы разделять народы, а чтобы заботиться о сохранении своего народа, как составной части семьи равноправных народов, без ущемления кого бы то ни было. Братский национализм не разделяет народы, а соединяет их в одну общую семью.

Однако, братский национализм, так никогда и не был реализован на деле, поскольку христианство так и не стало всеобщей религией братства людей. Поэтому национализм нашей эры почти не отличается от пранацизма языческих времён. А в Новое время после эпохи Возрождения, и особенно после эпохи Просвещения, когда язычество стало быстро возрождаться в Европе, христианский национализм стал превращаться в нацизм.

Общество братства людей большевики попытались построить в СССР. И советский народ был примером такого братства. Однако, без веры в Единого Бога всех людей общество всемирного братства построить невозможно.

Национализм, как и патриотизм, понятие относительное, резко меняющее нравственную «окраску», и свою роль в истории, в зависимости от религиозных взглядов, главенствующих в обществе.

Религия древнего язычества делает национализм пранацизмом, направленным на рабское подчинение всех соседних «недочеловеков» воле господ «избранного народа».

Религиозные извращения Нового времени и религия атеизма неизбежно превращают патриотизм, рано или поздно, в нацизм.

А религия всеобщего братства Иисуса Христа заставляет национализм заботиться о сохранении всех народов мира в равенстве и благополучии.

Языческая национальная идея есть идея божественного происхождения конкретного народа от своих национальных богов. Это идея привилегированного положения конкретного народа, идея первенства данного народа над всеми другими народами. Идея происхождения человека от племенных богов делает каждый народ в корне отличным от других народов, делает невозможным мирное сосуществование народов, поскольку каждый народ обладает исключительным правом на первенство и главенство над другими народами. Национальная идея в языческом мире одна и та же для всех народов – это идея богоизбранности своего народа.

Непримиримое разделение народов языческого мира заложено их религиозными языческими представлениями. И как только мы принимаем языческую религию – мы принимаем идеологию на основе языческих представлений, мы получаем нацизм. Нацизм есть идеология язычества, языческих представлений о богоизбранности народа, она заключается в «божественном праве» «избранного» народа господствовать над другими народами, которые все суть потенциальные рабы.

Умберто Эко принципиально ошибается, считая нацизм явлением уникальным, явившимся только в Германии, тогда как итальянский фашизм настолько многообразен и противоречив в своих проявлениях, что его черты можно найти повсюду в мире. Всё как раз с точностью до наоборот!

Именно итальянский фашизм был уникальным явлением (впрочем, почти таким же была и диктатура Франко в Испании). Подобная смесь различных, иногда даже противоположных, черт общества есть чисто итальянское явление, происходящее из итальянской специфики. Германия же просто стала первым полностью языческим (нацистским) государством Нового времени, открывающим собой процесс тотальной нацификации безбожно развратного либерального мира.

Италия, пожалуй, одна из немногих стран Европы, в которой католицизм продолжает оставаться авторитетом до сих пор, не говоря уже о непререкаемом авторитете католической церкви в первой половине прошлого века. Именно католицизм стал тогда препятствием для полного падения Италии в нацизм. Католическое мировоззрение, пронизанная католичеством итальянская культура, не позволили возродиться тогда в полной мере языческим представлениям. Фашизм есть нацизм в условиях, когда католическая церковь ещё не потеряла окончательно весь свой авторитет среди населения. И католичество несколько задержало европейское возрождение язычества и приход нацизма. Итальянский фашизм – это переходный этап на пути государства к нацизму, потому что рано или поздно язычество подминает под себя все извращения христианства.

Отличие итальянского фашизма от германского нацизма только в том, что фашизм базировался на католической интерпретации христианства, а нацизм был основан уже на «чистом» язычестве. Фашизм – это недонацизм. Фашизм – это последнее пристанище падающего в языческую пучину общества. Постепенно все фашистские государства теряют своё своеобразие, вызванное остатками христианства, и становятся языческими, то есть нацистскими диктатурами. При всеобщем падении в язычество, все либеральные государства становятся постепенно нацистскими.

Итальянский фашизм Бенито Муссолини строил, равняясь на языческую древнеримскую республику. Но так как католицизм, несмотря на все свои извращения Учения Христа, сохранял свой авторитет среди простых итальянцев, погружение страны в язычество было несколько затруднено, что не позволило превращению итальянского фашизма в нацизм.

Для итальянского фашизма разделение всех людей на господ и рабов столь же очевидно, как и для нацизма. Но католицизм, каким бы извращением христианства он ни был, всё-таки не опускался до чисто языческой трактовки разделения людей. Зверства фашизма, с этой точки зрения, несколько «мягче» зверств языческого нацизма. Но постепенное скатывание фашизма в нацизм – это естественный результат постепенного утверждения язычества в фашистском государстве. И фашистская Италия естественным образом дрейфовала в язычество нацизма, постепенно отказываясь от моральных ограничений католического христианства.

А вот в Германии первой половины ХХ века католическая церковь была настолько слаба, её авторитет у немцев был настолько мал, что язычеству ничто не мешало восторжествовать в ментальности немецкого народа. Господству языческих представлений не могли помешать и протестантские конфессии. Они, по своим духовно-нравственным представлениям, стоят ещё дальше от Учения Христа, чем католицизм. И атеизм, распространённый в германском обществе, прямо способствовал возрождению языческих представлений народа о немецкой исключительности, поскольку атеизм есть религиозный способ «скрытно» вернуться к язычеству путём отказа от любой религии вообще.

Германский нацизм – это естественное завершение языческого перерождения любого общества, отказывающегося или извращающего Учение Иисуса Христа о Едином Боге всех людей.

Человеконенавистнический нацизм есть полное возвращение общества к язычеству. Непримиримо разделяющая народы на господ и рабов языческая идеология реализовалась как фашизм в католической Италии, так как языческая идеология нацизма проявляется по-разному в разных странах, извращающих Учение Иисуса Христа, либо вовсе отказывающихся от Него.

Фашизм и нацизм наших дней есть естественный результат возрождения язычества и распространения неоязычества в Новое время. Нацизм и неонацизм есть идеологическое оформление языческих и неоязыческих представлений. А нацистское государство есть реализация языческих и неоязыческих представлений в политике.

Современный мир полон споров и конфликтов, инцидентов и войн. Уже возвращается время войны всех против всех – время нацизма. Точно таким же мир был и во времена доисторические – все воевали со всеми. Языческие империи древности возвращаются в нашу современность и итог их появления – это война, истребляющая человечество. И альтернативы повсеместному возрождению нацизма в современном мире, к глубокому сожалению, пока просто не существует.

Чем дольше продолжается падение человечества в неоязычество и язычество, разделяющее людей на всё более мелкие группы, чем больше люди непримиримо обособляются друг от друга, чем больше находят гендерных отличий и чем больше толерантность заставляет людей «молчать в тряпочку», тем скорее наступает время нацизма. И чем больше неразрешимых проблем будет возникать перед человечеством, тем яростнее люди будут пытаться преодолеть их самыми простыми средствами, известными с глубокой древности – война и насилие.

3. СКАЗКИ О ДЕМОКРАТИИ И СВОБОДЕ.

Современный либерализм базируется на двух столпах: свобода и демократия.

О свободе уже было сказано достаточно, чтобы понять, что она зиждется на отрицании веры в Единого Бога всех людей, на отрицании религии вообще (за исключением религиозных извращений).

А что касается демократии, то современная либеральная апологетика утверждает, что демократия есть непреходящая положительная ценность, что демократия есть наилучшее государственное устройство, что демократия есть залог мирного будущего человечества. И особенно отмечается, что демократия приводит народы к миру, поскольку «между демократиями не может быть войн».

Но история показывает нам прямо противоположное! Утверждение о миролюбии демократии не работало в Древнем мире, не работает и сейчас.

Демократическая форма правления никак не влияет на миролюбие государств и демократические государства воюют друг с другом с таким же ожесточением, как и любые другие государства. И демократическая Древняя Греция, и демократический Древний Рим постоянно воевали. Воевали со своими демократическими соседями в том числе. Демократически устроенные полисы-государства Древней Греции постоянно враждовали между собой.

Главный вывод, который можно сделать из факта отсутствия миролюбия у демократических стран древности заключается в том, что МИРОЛЮБИЕ ГОСУДАРСТВ НЕ ЗАВИСИТ ОТ ГОСУДАРСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА.

Демократия… Это слово стало в XXI веке, наверное, одним из самых неприятных для жителей Земли. Невозможно посчитать, сколько жизней потерял мир «ради установления принципов демократии». Под предлогом защиты демократии сегодня совершаются самые гнусные преступления, сравнимые с преступлениями германского нацизма.

Да, возможно, демократии не воюют друг с другом, но только в том случае, когда они находятся под жёстким контролем сверхдержавы. Греческие полисы перестали жестоко воевать друг с другом после их вхождения в империю Александра Македонского, например. Американские войска стоят в Европе со времён Второй мировой войны и только своим присутствием устанавливают «прочный мир» на континенте.

Так было и в восточной Европе во времена СССР. Но как только советские войска ушли, тут же между «новыми демократиями» появились споры и претензии друг к другу. И теперь только боязнь заокеанского хозяина удерживает их от взаимной вражды.

Независимые демократии как раз-таки и воюют друг с другом в мире язычества, неоязычества и атеизма всегда и везде, поскольку людская алчность заставляет их конкурировать друг с другом в погоне за прибылью. Но под пятой внешней силы они вынуждены «мирно сосуществовать». Зато эта внешняя «демократическая» сила может позволить себе любое насилие, чтобы разрушить любую страну «ради установления демократии».

И что это за демократия такая, какой так гордятся и какую выдают за образец для подражания? Уж не та ли, что понастроила по всему миру сотни военных баз, вмешивается в дела всех стран, и считает себя вправе диктовать всем свои условия? Главная демократия мира устанавливает своё господство «демократическое» над всем миром? Но тогда получается, что демократия есть инструмент для установления мирового господства сверхдержавы, объявившей себя главным защитником демократии.

Демократия в ХХ веке превратилась в нож, с помощью которого можно вскрыть любую страну, объявив её противником демократии. И основным выгодоприобретателем при этом вскрытии будет, естественно, «главный защитник демократии». Таким образом, в мире, под предлогом установления демократии, устанавливается тотальная диктатура одной сверхдержавы. И тотальная демократизация мира есть путь к установлению мирового господства одной сверхдержавы.

Да, под крылом тоталитарной демократии устанавливается прочный мир. Но это мир не свободных и независимых стран, а мир подчинённых и зависимых слуг, некоторым из которых хозяин позволил жить лучше других. Но стоит кому-либо из слуг хотя бы приблизиться по уровню своего развития к «главному защитнику демократии», как тут же он получает увесистую оплеуху от хозяина демократического мира, и утираясь, покорно соглашается на новые условия своего подчинённого существования. Не так ли поступили Соединённые Штаты с Японией в 80-е годы прошлого века?

Тотальное насаждение по всему миру демократии – это путь к мировому господству победившей всех своих конкурентов сверхдержавы. Тоталитарная демократия есть дорога к нацизму, к новой мировой бойне, убивающей цивилизацию на Земле. Невозможно сегодня перечислить все «горячие точки» планеты, где люди убивают людей ради торжества демократических либеральных ценностей.

У Иосифа Бродского есть стишок о свободе (есть и песенка на его стишок), где поэт спрашивает: почему у рыбок и животных есть справедливость и свобода, а у людей нет?

Ответ прост. У рыбок и животных нет разума, чтобы отслеживать жизнь свою и своего потомства. У них нет истории – они живут одним моментом. Животные – рабы момента. Человек же всегда осмысливает свою жизнь. Человек помнит всё, а животные не помнят даже своего потомства, родственные связи у них отсутствуют. Человек же всегда помнит о своём потомстве, заботится о нём, даже за счёт общественных интересов.

Человек всегда помнит о своих интересах, часто ставя общественный интерес в зависимость от своей выгоды: «Своя рубашка ближе к телу!» Человек всегда находится в процессе выбора общественных и личных интересов. И если у него нет авторитета, решающего вопрос в пользу общественных интересов, тогда ничто не остановит человека от реализации своих интересов за счёт других людей. Отказываясь от Бога, как решающего авторитета, человек в Новое время оказался свободным, предоставленным самому себе и… погряз во лжи и воровстве.

Либерализм, заклеймив религию и веру в Бога в качестве «заблуждения невежественного ума», исключил их из средств «научного познания мира». И понимание свободы происходит исключительно с точки зрения либерализма.  

Свобода, в либеральной трактовке, есть свобода от веры в Единого Бога всех людей, во-первых. А во-вторых, это свобода религиозных извращений христианства, это свобода творчества, свобода политическая, экономическая, это свобода печати, собраний… и так далее, чем так гордятся либералы.

Но либеральные свободы на деле оборачиваются свободой врать, обманывать, грабить всех, кого считаешь недостойным, нецивилизованным, отсталым, тупым, глупым и так далее. Либеральная свобода на деле – это свобода «избранных» править миром, это свобода «бремени белого человека», это свобода «освободителей Гроба Господня». Сегодня мы видим эту свободу в тотальной лжи либеральных средств массовой информации, пытающихся сделать из России исчадие ада.

Либеральная свобода имеет языческие корни, она точно так же разделяет людей на «достойных» и «не достойных». И даже оправдывает это разделение, привлекая для объяснения протестантское извращение христианства, утверждающее, что приобретённое (любым средством) богатство есть доказательство божьей милости к человеку. Свобода в либеральном обществе – это свобода правящей элиты угнетать свой собственный народ, это свобода развращать и оглуплять человека, чтобы вечно жить за его счёт, это свобода разорять другие народы и держать их в рабской зависимости, в голоде и нищете, в неграмотности и без медицины.

Либеральная свобода – это свобода, возрождающая нацизм. 

Свобода в идеологии братства – это свобода, объединяющая людей в единое общество верой в Единого Бога всех людей. Это свобода достойной жизни в равноправии и справедливости. Это свобода честного общения со всеми людьми. Братская свобода не направлена против человека, но служит всестороннему развитию человека и общества. В братском обществе человеку нет нужды лгать, хитрить, обманывать, воровать, чтобы добиться благополучия – человек добивается всего исключительно своим честным трудом, развивая свои таланты и способности.

Демократия и свобода – понятия не абсолютные, а относительные. В либеральном обществе неоязычества они работают против человека и человечества, приближая нацистское будущее и смерть земной цивилизации. И напротив, в обществе религии братства людей Учения Иисуса Христа эти же понятия служат единению человечества и успешному его существованию без войн и конфликтов.

V. ИЗБАВЛЕНИЕ ОТ НАЦИЗМА.

Язычество не есть вечный враг человечества. В древние времена именно язычество помогало племенам выживать в суровом мире. Да, они выживали в суровой межплеменной борьбе, выживали за счёт жизни других племён. А иначе сохранить себя, не убивая иноплеменников, в те далёкие времена было невозможно. Но сейчас, когда человечество овладело космической мощью разрушения, именно язычество грозит земному обществу нацизмом и ведёт к самоубийству цивилизации.

Борьба с язычеством – это не борьба с культурным наследием народов, с их языческими ритуалами и традициями. Борьба с язычеством – это борьба с языческой идеологией.

Отвергая язычество, следует отвергать не внешнюю форму языческих представлений о действительности, не внешние проявления язычества, а саму языческую суть – языческую идеологию (нацизм), непримиримо разделяющую людей по рождению на господ и рабов. Ведь язычество опасно для человечества не формой выражения языческих представлений о природе, а своей идеей уникальности конкретного народа, имеющего исключительное право властвовать над другими людьми, угнетая и обманывая их, наказывая их по своему произволу и убивая.

Сущность язычества именно в языческой идеологии – в нацизме, делающим людей вечными врагами друг друга. Поэтому единственная возможность избавить народы от возрождения человеконенавистнического нацизма – это избавиться от представлений языческой идеологии разделения людей. Вот почему воскресение человечества к честной и справедливой жизни без рабства и войны возможно только на пути воскресения веры в Единого для всех людей Бога.

Победить нацизм можно лишь одним способом: внедрив в сознание людей противоположную языческому разделению народов идею их братства и равенства.

  1. СНЫ О РОССИИ.

В последние десятилетия в России много говорят о необходимости русской национальной идеи для успешного развития страны. В российском обществе складывается мнение, что без русской национальной идеологии невозможно успешное будущее государства. И это мнение вполне оправдано! Отсутствие, на сегодняшний день, понятного для всех россиян образа будущего устройства страны сказывается сейчас во всём: политика внешняя и внутренняя, экономика, культура, образование, медицина…

И кажется вполне естественным, точнее, многие россияне чувствуют, что Россия живёт в долгих веках своей истории согласно своей национальной идеи, в соответствии со своей национальной идеологией. Живёт и побеждает, преодолевает все трудности и беды, с которыми сталкивается, а это никак невозможно, если у народа нет образа будущего, к которому надо стремиться. И этот факт означает, что есть некая идея, которая движет русскими людьми, россиянами, что эта идея постоянно присутствует в ментальности русского (в самом широком смысле!) народа. Однако эту идею не удаётся пока никак сформулировать. И остаётся в Россию «только верить», как писал Тютчев.

Действительно, есть нечто неуловимое, глубинное, что постоянно присутствует в истории России, помогая ей выстоять и всегда возрождаться, нечто такое, что трудно выразить словами. И есть вопросы, на которые пока невозможно найти ответы.

Почему, например, Россия становится родным домом для многих людей, выходцев из разных стран, которые становятся русскими по духу, которые умирают затем на полях сражений, защищая её? Что привлекает простых людей по всему миру в русском менталитете?

Почему многие иностранцы – представители разных народов – так или иначе оказавшиеся в России, остаются в ней жить и работать, сохраняя свои национальные черты, но становясь «настоящими русскими», истинными патриотами России?

Что привлекает многих иностранцев в русском национальном характере, что заставляет их вновь и вновь обращаться с надеждой к России?

Почему среди народов мира о России и русских сложилось двойственное мнение: простые люди всех стран, как правило, тепло относятся к нашей стране, а правящие элиты этих же стран, как правило, ненавидят Россию? Чем обусловлено такое разделение мнений о России?

Чтобы приблизиться к пониманию русской идеи и русской идеологии, необходимо вернуться к рассмотрению идеологии язычества.

Язычество есть результат естественного осмысления действительности мистическим разумом человека – выходца из животного царства.

Языческие представления формируются одновременно с пробуждением разума. На их основе складывается языческое мировоззрение и возникает языческая религия, суть которой представлена языческой идеологией.

И языческая идеология в принципе не может быть простой, односложной. Именно в естественном языческом мировоззрении, в языческой идеологии в свёрнутом виде содержатся все идеи, все образы, все представления, какие человечество будет открывать для себя в своей будущей истории. Все идейные течения современности, на всём протяжении истории, находят свои истоки в языческом прошлом человечества.

Языческая идеология имеет сложный, двусоставной характер. Она состоит как бы из двух частей, чудесным образом переплетённых друг с другом. Эти две части представлены двумя идеями, которые также можно представить в качестве идеологической основы для двух идеологий, неразрывно скреплённых между собой в идеологии язычества.

Первая идея, лежащая в основе языческой идеологии – это идея уникальности людей данного племени, вытекающая из их родства, из их общего происхождения от племенных богов. Это идея братского единения людей племени, согласно с которой существует данное племя. Идеология языческого братства пронизывает всю жизнь внутри племени, все внутриплеменные отношения. Именно идеология братства, как составная часть идеологии язычества, является основой для внутриплеменного товарищества и патриотизма, основой для честной жизни (у своих не воруют!), основой для мужества, героизма и самопожертвования, любви и дружбы.

Вторая идея, также лежащая в основе языческой идеологии – это идея принципиального отделения людей данного племени от всех остальных «двуногих тварей». Это идея абсолютного разделения человечества на «людей», кому повезло вести своё происхождение от «правильных богов» племени, и «нелюдей», кто ведёт свой род от «неправильных богов или от животных». Идея абсолютного разделения людей на господ и рабов лежит в основе любого насилия, преступности, всех войн в истории человечества. Эта идея разделения людей по какому угодно основанию лежит и в основе той идеологии, что получила своё название лишь в ХХ веке – нацизм.

Пранацизм древнего мира конечно отличался от современного нам нацизма и по форме своего выражения, и по своему содержанию, и по уровню «научного» обоснования. Но суть древнего пранацизма и нацизма наших дней одна и та же – это непримиримое разделение людей на «право имеющих» господ и на их рабов – «двуногих животных».

Идеология братства и идеология пранацизма (нацизма) неразделимо слиты в языческой идеологии. Их невозможно разделить друг от друга, потому что их общей основой является языческая религия политеизма, естественно возникающая из мировоззрения первобытных людей. И жизненно необходимым для судеб земной цивилизации стало явление Иисуса Христа, проповедовавшего веру Единого для всех людей Бога в качестве основы для идеологии братства всех людей на земле.

Иисус Христос, отвергая язычество целиком, проповедовал идею всеобщего равенства всех людей перед Единым Богом. Идея внутриплеменного братства, неразрывно связанная с пранацизмом в языческой идеологии, должна была стать сутью религии всеобщего братства. Христос распространил языческое внутриплеменное братство на всё человечество в религии братства людей. И чтобы полностью избавиться от пранацизма, необходимо было отказаться от языческого политеизма и перейти к религии монотеизма, объединяющей всех жителей земли в единый братский народ. Но, к сожалению, история распорядилась иначе.

С самого начала христианского периода истории человечества произошло разделение христианской церкви, которая должна была быть, по замыслу Христа, единой, так как «правда всегда одна». Не может быть несколько правд одновременно, не может быть несколько идеологий братства людей, не может быть несколько церквей, одинаково нацеленных на проповедь всеобщего равенства, не может быть несколько одинаково верных путей к Богу, если Господь Един. Разделение христианства на две ветви означает, что какая-то из ветвей христианства уже тогда занялась извращением Учения Христа.

Западное христианство, формировавшееся ещё в Римской империи, поневоле унаследовало стройную строгость римского законодательства, чиновничий формализм, иерархичность управления. Католичество вынуждено было принимать на себя и функции государственного управления после крушения империи. Всё это создало условия для возникновения строго иерархичной церковной системы католичества.

Языческая идея неравенства людей уже с самого начала стала отличительной чертой католического догмата. Папа римский объявляется непогрешимым человеком, устами которого говорит с паствой сам Бог. А латинский язык устанавливал непреодолимый барьер между священством и простым народом. И заражение католичества языческой идеей разделения людей сказалось в формировании системы сословного строения феодального общества средних веков. Сословия, что индийские касты, непримиримо разделяли людей, устанавливая непроходимые границы между ними.

Восточной ветви христианства, в отличие от западной, не пришлось брать на себя функции управления государством, не пришлось бороться за своё существование с другими землевладельцами, поскольку государственная и церковная власть были слиты воедино. Православию не пришлось отгораживаться от народа латынью для сохранения своего авторитета. И если папа римский своей непогрешимостью приравнивается чуть ли не к живому богу, то патриарх константинопольский был лишь первым среди равных.

Православная церковь не так резко, как католическая, отделяла себя от народа – вот почему православие, несмотря на все существующие в его истории ошибки, находится неизмеримо ближе любой иной конфессии к сути Учения Христа, к идеологии братства людей. И народы, попавшие в сферу влияния восточного христианства, полнее восприняли ценности идеологии братства. Для них переход от язычества политеизма к братству народов монотеизма происходил более естественно, чем на западе Европы.

Так исторически сложилось, что именно русский народ стал носителем смысла Учения Иисуса Христа о братстве народов.

На огромных российских просторах изначально жили совершенно разные народы. Они постоянно конфликтовали между собой в языческие времена. И у русского народа, разделённого на конфликтующие друг с другом племена, стоявшего в центре постоянных конфликтов с соседями, волей-неволей постепенно складывалось мнение о преодолении, каким-либо способом, разделения русских племён, поклоняющихся разным языческим богам. Приходило понимание того, что только единая религия для всех народов, живущих на просторах Руси, позволит людям прекратить междоусобные войны и жить в мире друг с другом. И такой объединяющей русских людей религией стало в конце концов православие.

Для населения древней Руси православие стало религией братства, объединяющей русские племена. Но идеология братства Иисуса Христа, объединяющая людей, носителями которой стали русские после принятия ими христианского православия, была привлекательна и для других, соседних с русскими, народов. И постепенно стал формироваться российский народ, живущий согласно идеологии всеобщего братства, которая одновременно национальна и интернациональна, в отличие от языческой идеологии, разделяющей народы, которая всегда только национальна. И в российский народ стали вливаться представители других народов, ближних и дальних. И русскими стали называть всех жителей России, живущих в ценностях идеологии братства. И понятие «русский человек» стало отражать не узкую национальность, а широкую интернациональность всех жителей России.

Братская крепость – это то, что делает Россию несокрушимой в веках, что привлекает к ней все народы. Это непобедимость русского братства: «Сам пропадай, а товарища выручай». Это братская крепость всеобщего равенства, которую русские распространяют на всех, с кем их сталкивает судьба. Это ответственность перед Всевышним, которую русские по духу люди разных национальностей, братские народы, принимают на себя, сражаясь за равенство и братство всех людей на земле.

Идеология всеобщего братства во Христе, принятая русскими после их крещения, и стала русской национальной идеологией, скрепляющей русских (в широком смысле) в единое непобедимое общество.

Конечно, ценности идеологии братства – честность, правда, справедливость – во многом только декларировались российскими властями на протяжении веков, но именно эти, ставшие народными, ценности позволяли России преодолевать все беды и невзгоды, выпавшие на её долю.

2. РУССКАЯ ИДЕЯ И РУССКАЯ ИДЕОЛОГИЯ.

Идеология братства является сутью религии единобожия Учения Иисуса Христа. И она не работает вне веры человека в Единого Бога всех людей. В этом единственная причина провала атеистического коммунистического эксперимента в Советском Союзе.

Коммунистический эксперимент левых либералов, проводившийся ими на развалинах Российской империи, был обречён на поражение с самого начала – уже с теории научного коммунизма, отвергающей определяющую роль религии на сознание человека. Большевики главным вопросом построения коммунизма считали вопрос о частной собственности, сферу экономики, поэтому и основное внимание уделяли вопросам экономического развития страны, обеспечению материальных потребностей трудящихся, в полном соответствие с тезисом марксизма «бытие определяет сознание». 

Но этот тезис просто не может быть правдой!

Если бы так было на самом деле, то человек оставался бы животным, для которого бытие и определяет сознание – животные не преобразуют бытие, полностью принимая его таким, какое оно есть, приспосабливаясь к нему. А человек есть существо, преобразующее бытие, поскольку оно его не устраивает по каким-либо причинам. Человек меняет бытие с помощью вечно недовольного сознания, а не приспосабливается к нему.

Сведение сознательного, идеального, к материальному, и даже вещественному бытию, низводит человека до уровня животного, автоматически приспосабливающегося к окружающей действительности. Это и есть главное философское заблуждение марксизма – примитивизация человека. Ведь разум, человек разумный, в отличие от животных, активно преобразует действительность, чтобы успешно существовать.

Сложность человека в том, что он воспринимает окружающую действительность, постоянно переосмысливая её в соответствие со своей духовной нравственностью, и уже на основании своих собственных представлений о действительности производит действия.  

То есть, не бытие определяет сознание, а представление о бытии определяет сознание. И именно это представление заставляет человека изменять бытие. И вот здесь открывается возможность для манипуляции – создавая у людей определённые представления, можно подвигнуть их на какие угодно действия. Надо только уметь настойчиво навязывать ему нужную идею. Как говорил когда-то доктор Геббельс, если тысячу раз сказать человеку, что он свинья, то на тысяче первый раз он хрюкнет.

Человек, познавая окружающий мир, судит о нём на основании своих знаний, своего опыта, мнений окружающих его людей. И очень часто бывает, что знаний у человека маловато, опыта совсем ещё немного. А по молодости лет человек не научился ещё не принимать на веру всё то, что слышит от окружающих. И тогда человек, бывает, становится объектом манипуляции – чем чаще будет он слышать определённые высказывания, тем легче он будет принимать их за своё понимание бытия.

Поэтому мало знать правду о бытии, надо ещё уметь донести её до сознания людей!

И если внушить человеку, с помощью средств массовой информации, например, пользуясь его духовно-нравственным невежеством, что он живёт в «плохой стране, где нет и никогда не было свободы, демократии и прав человека», которая «побеждает в спорте только с помощью допинга», которая «виновна, как и нацистская Германия, в развязывании войны», в которой «отсталая наука и критически мало Нобелевских лауреатов», в которой «властвует ЧК-ОГПУ-КГБ-ФСБ», в которой «сталинский режим убил сотни миллионов человек»… то никакой материально-технический уровень развития экономики, каким бы высоким на самом деле он ни был, не спасёт общество от разочарования в собственной стране, а государство от «цветной революции». Как это и случилось в СССР!

Можно было сколько угодно кричать о развитом социализме и победе коммунизма, украшая красочными плакатами стены домов, но если нет у государственного руководства понимания роли религиозных отношений в жизни общества, нет понимания важности духовно-нравственных представлений в жизни человека, если вопросам идеологии, проблеме образования и воспитания подрастающих поколений не уделяется главное внимание, если продолжать оставаться составной частью «прогрессивного человечества», не отказываясь от «сотрудничества с миром капитала», то никакие экономические, культурные и научно-технические достижения не спасут страну от погибели.

Сознание советского человека определялось, увы, не бытием – бесплатные медицина и образование, социальные гарантии – а мнением о «бытие здесь» (мрак, серость, скукота) и «бытие там» (богатство и свобода), навязанным советским людям не только западными средствами массовой информации, но и, к сожалению, советской прогрессивной интеллигенцией, ставшей жертвой антисталинского переворота середины 50-х годов.

Не может быть мирного сосуществования с либеральным миром по определению, поскольку идеология либерализма, открывающая путь к возрождению язычества на Западе, становится идеологией нацизма, согласно которой в общении с «недочеловеками», с рабами, нет и не может быть никакой честности, правды и справедливости.

Общаясь с представителями Запада, иногда создаётся впечатление, что мы не слышим друг друга, и наш разговор напоминает диалог глухого с немым. Мы перестаём понимать собеседников, когда ни один наш аргумент не доходит до их ушей, и когда они пытаются нам сказать вновь и вновь о том, как неправильно мы себя ведём в мире. И сколько бы мы ни пытались понять друг друга – ничего не получается. Более того, нравственный раскол мира становится всё отчётливее виден. И к сожалению, эта полная противоположность взглядов может закончиться весьма печально.

Но наше взаимное непонимание друг друга проистекает не из нашей неспособности обмениваться логическими рассуждениями. Напротив, с логикой и здравым смыслом всё нормально. Просто Россия с либеральным Западом стоят на противоположных духовно-нравственным платформах, определяющих весть понятийный аппарат, который мы используем в общении. Говоря об одном и том же, мы имеем ввиду совершенно различное смысловое наполнение. Мы разговариваем, опираясь на разное понимание мира, человека, человечества, вытекающее из глубинных религиозных основ сознания – язычества или братства. Поэтому мы никогда не сможем прийти к общему решению, удовлетворяющему обе стороны. Возможны лишь временные компромиссы.

Когда сейчас Россия сталкивается с ложью и лицемерием Запада, мы должны понимать, что это язычество заставляет западные правящие элиты лгать и лицемерить, воевать и разорять. Именно язычество заставляет западных политиков постоянно оправдывать все свои действия, так как они по-язычески считают себя заранее правыми во всём. И им совершенно не понятно, как раб (Россия) может считать себя равным господам (Запад)? Именно языческая идеология разделения народов толкает современный западный мир, погрязший в язычестве, к противостоянию с Россией. А языческая нравственность полностью оправдывает лицемерие, наглость и ложь господина в общении с рабами.

Либеральный Запад на самом деле боится России, потому что считает, что Россия действует точно так же, как Запад, обманывая всех ради достижения своего господства. Западу просто невозможно понять, что Россия живёт по нормам иной духовно-нравственной парадигмы, в которой равенство и братство народов исключают ложь и войну между ними. Духовно-нравственную противоположность язычества и братства невозможно совместить в принципе – в этом причина конфликта Запада с Россией.

Противоположные религиозные духовно-нравственные основы существования не оставляют России и либеральному Западу возможности окончательно договориться когда-либо. Поэтому бесполезно ругать Запад, критиковать его, расстраиваться, слушая либеральную ложь о нашей стране. Идёт война, и Запад не изменится в своих притязаниях на роль мирового гегемона до тех пор, пока жив либерализм. Следовательно, надо не сокрушаться о том, что «нас не понимают», а создавать всемирное антилиберальное братства народов.

Россия, пока что чисто интуитивно, выступает с духовно-нравственных позиций религии всеобщего братства Иисуса Христа, объединяющей все народы мира в единую семью братских народов. А либеральный Запад, всё дальше продвигаясь, на основе религиозных извращений и религии атеизма, по пути возрождения нацизма, выступает с духовно-нравственных позиций язычества, непримиримо разделяющего народы мира.

Но России не надо искать русскую идеологию, русскую идею – всё это у России есть уже много веков. Надо просто более внимательно вглядеться в многовековую историю Руси-России.

Идея равенства людей и народов, лежащая в основе идеологии братства людей, уже более тысячи лет присутствует в ментальности россиян. Эта скрытая от либерального понимания простота и объясняет сложность формулирования национальной идеи и национальной идеологии – ведь либерализм отвергает религию в качестве разумного объяснения действительности. И вся либеральная философия Нового времени, и русская в том числе, находясь в жёстких рамках материализма и рационализма, не в силах принять иррациональность реальности.

Именно приверженность народов России ценностям идеологии братства позволила большевикам привлечь их на свою сторону в гражданской войне. Большевики предложили народам России строить общество правды, честности и справедливости, и россияне в подавляющем большинстве откликнулись на эти предложения, поскольку эти религиозные ценности идеологии братства давно стали образом жизни российских народов, но к сожалению, не элиты российского общества, глубоко прозападной.

Но большевистский эксперимент провалился, в конце концов, поскольку советские марксисты пытались построить общество братства людей на безрелигиозной основе, в соответствие с теорией научного коммунизма, не понимая, что это невозможно сделать в принципе. И этот провалившийся большевистский эксперимент ясно показал всю тщетность внерелигиозного осмысления действительности. А надо-то было всего лишь соединить «построенный в боях социализм» с религией братства народов (о чём, возможно, уже догадывался И. В. Сталин), и можно было жить.

Русская цивилизация в своей истории ближе всех подошла к построению общества всемирного братства людей. Поэтому русская национальная идея, русская идеология не может не быть интернациональной, привлекательной для всех народов мира, жаждущих честной, мирной и справедливой жизни.

Русская национальная идея – это идея равенства и братства всех людей и народов на земле. А русская национальная идеология – это идеология братства людей, основанная на вере в Единого Бога.

3. ГРЯДУЩИЙ НАЦИЗМ И КАК С НИМ БОРОТЬСЯ.     

Нацизм есть естественный и неизбежный продукт язычества древнего мира и результат падения в язычество либерального общества.

Пора понять, наконец, что религиозные извращения христианства – католичество и протестантизм – отдаляют человека от Учения Иисуса Христа настолько, что прокладывают людям путь в язычество и нацизм. Католическая ложь и протестантское «клонирование» имени Христа одинаково уничтожают ценности идеологии человеческого братства.

Человечеству давно пора понять, что атеизм есть лишь уловка – хитро придуманная ловушка для простаков. Либералы внушили людям, что религия изобретается на каком-то этапе исторического развития человечества злыми людьми для управления невежественными массами. «Следовательно, можно и нужно отказаться от религии вообще, как от глупого заблуждения!» Надо, якобы, очистить разум от заблуждений. И атеист – «человек не верующий» – станет строителем успешного будущего человечества!

Человек миллионы лет жил, мистически воспринимая окружающий мир, а тут, в эпоху Просвещения, вдруг объявились некие «прогрессивные учёные», заявившие, что религия – «опиум для народа». Но истина заключается в том, что не верующих людей просто не существует! Истина в том, что мистическая природа человеческого мышления, наследуемая человеком из царства животных, постоянно творит языческие представления независимо от желаний человека. Мистическое человеческое мышление создаёт языческое мировоззрение, которое оформляется постепенно в языческие религии.

Атеизм Нового времени, поэтому, стал мостом, в условиях господства религиозных извращений, по которому язычество постепенно вернулось в человеческие представления о мире, потому что невозможно изменить мистическую природу человеческого разума, «освободив» его от веры в сверхъестественное. А вместе с языческими представлениями возрождается и языческая идеология, непримиримо разделяющая людей на господ и рабов. Возрождается идеология древнего языческого мира, которая в ХХ веке получила название НАЦИЗМ.

Европейцы к ХХ веку возвратились в язычество даже не подозревая об этом. На словах, они всё такие же христиане, какими были сотни лет назад, верующими в Иисуса Христа. А на деле, католический Христос и протестантские «Иисусики» ничего общего с Христом Евангельским не имеют. На словах, европейцы – атеисты и в Бога не верят. А на деле, они погрязли в мистических представлениях, и развитие науки отнюдь не спасает человека от погружения в предрассудки язычества.

Освобождённый, прежде всего от Учения Христа, современный человек с насмешкой отвергает свою принадлежность к язычеству, считая себя атеистом или агностиком. Языческая вера связана в его представлениях с особым церемониалом древних народов или с молитвенными песнопениями отсталых от цивилизации племён где-нибудь на окраинах цивилизации.

Но это трагическое заблуждение, на основе которого и паразитирует либерализм!

Ведь суть язычества не в обрядах и заклятиях жрецов – это лишь формы выражения языческих представлений. Суть язычества, его идея заключается не в ритуалах и традициях, не в шаманах с бубнами, не в плясках при луне, не в жертвоприношениях и не в содомском разврате. Суть язычества в том, что оно устанавливает природное неравенство между людьми.

Естественный («природный») человек во все времена – это человек языческий, поскольку мистическое сознание человека, независимо от его желания, порождает языческие представления о действительности. В мистичности человеческого сознания и заключается неистребимость и вечность язычества. И так как выражением язычества является языческая идеология (нацизм), то нужно согласиться с тем, что нацистские представления, нормы и взгляды, постоянно возникают у человека, погружающегося в язычество, и нацизм постоянно возрождается в историческом процессе, порождая насилие, войны, рабство, геноцид.

Язычество – это естественный продукт человеческого разума. Языческие представления никогда не исчезнут в обществе сами по себе, поскольку они появляются естественным путём в каждом новом поколении. Вот почему язычество неистребимо.

Если языческие представления неистребимы и постоянно возрождаются с каждым новым поколением, тогда неистребимо и нацистское отношение человека к человеку, неистребимы война и рабство. И есть только один единственный способ прекратить сползание в нацизм: чтобы отвратить человека от нацизма, необходимо отвратить его от язычества, необходимо его возвращение к религии братства людей, о которой проповедовал Христос.

Но в современном либеральном обществе воспитание молодого человека (а тем более религиозное воспитание, так как «церковь отделена от школы») полностью вынимается из образовательного процесса. Либерализм предлагает родителям и школе вообще не заниматься воспитанием детей, потому что «это мешает естественному развитию ребёнка». И это действительно так: любое воспитание мешает ребёнку быть самостоятельным, независимым и свободным от Бога атеистом – что и нужно либерализму! А так как языческие представления и языческая нравственность автоматически возникают из мистической природы человеческого разума, капиталистическое либеральное общество постепенно наполняется языческой мистикой, и возрождение нацизма становится неизбежным.

Единственный способ избавиться от языческих представлений, избавиться от нацизма – это образование и воспитание человека. Это максимальное раскрытие и развитие его интеллектуальных способностей, это подробное объяснение человеку того факта, что без веры в Единого Бога всех людей Учения Иисуса Христа не может быть ни нравственности, ни правды, ни честности, ни справедливости, ни мира на Земле, ни будущего у человечества. У земной цивилизации нет иной возможности избежать катастрофы своего самоубийства, кроме как заниматься АНТИЯЗЫЧЕСКИМ образованием и воспитанием подрастающих поколений.

Человеческий разум естественным образом порождает язычество и нацизм, поэтому бороться с нацизмом можно только лишь через увеличение разумности в людях. Простым истреблением носителей нацизма, во время войны против него, уничтожить нацизм невозможно, поскольку носителем нацизма потенциально является каждый человек.

Язычество и нацизм самовоспроизводятся с каждым новым поколением людей. Поэтому борьба с нацизмом есть борьба против язычества, которая ведётся не танками и пушками, а антиязыческим образованием и воспитанием. И если такое образование и воспитание отсутствуют, тогда ничто не помешает языческому возрождению, и постепенной нацификации государств. 

Весь мир, находясь в рамках либеральной идеологии, считает нацизм общественно-политическим явлением, возникшим лишь в ХХ веке. Людям объяснили, что нацизм – это учение, родившееся в кабинетах, возможно, психически увечных человеконенавистников. И многие считают, что силы исторической правды достаточно, чтобы не дать нацистским идеям овладевать умами людей, что люди, узнав всю правду о неисчислимых страданиях, причинённых нацизмом человечеству, навсегда отвергнут нацистские идеи.

Это есть абсолютная истина, что ни в коем случае нельзя забывать историю кровавого нацизма ХХ века, что надо постоянно противодействовать его возрождению. Надо хранить память о великой борьбе народов мира с нацизмом, чтобы не дать ему возродиться вновь. Но, к глубокому сожалению, как оказалось, этого мало, чтобы победить нацизм окончательно. Более того, как показали события последних десятилетий, одной исторической правды совершенно недостаточно, чтобы не дать нацизму возродиться вновь.

Необходима государственная программа противодействия возрождению нацизма, необходим тотальный запрет информации, распространяющей идеи нацизма, необходима новая – духовно-нравственная – система среднего образования. И самое главное – нужно действительно понимать, что такое нацизм и почему он существует. Только при этих условиях нацизм больше не сможет завладевать умами новых поколений.

Повторим ещё и ещё много раз: от нацизма невозможно избавиться, лишь устраняя его носителей из жизни во время войны, поскольку нацизм естественным образом вместе с язычеством возрождается в каждом новом поколении. И ничто не мешает нацизму возрождаться вновь и вновь в атеистическом мире, полном религиозных извращений.

Возрождению нацизма не мешает ни прекрасная музыка, которую любили слушать и нацистские мерзавцы. Ни прекрасная живопись, которой восхищались и нацисты. Ни культура в целом, поскольку среди нацистов встречались и высококультурные экземпляры. Ни просвещение, поскольку и высокообразованные люди, бывало, не брезговали нацизмом. Ни спорт, «который объединяет людей», не мешает возрождению нацизма.

И вообще, среди нацистов есть и поэты, и писатели, и художники, и артисты, и спортсмены, и учёные… Короче, нацистами могут быть люди каких угодно увлечений, знаний и профессий – все люди, которые присваивают себе исключительные права, по сравнению с другими людьми, в силу своих «природных качеств», данных им с рождения или приобретённых ими.

«Я умнее, я красивее, я талантливее, я богаче, у меня в роду одни дворяне и предприниматели, я образованнее других! Значит, я имею право на лучшую жизнь, ведь я этого достоин!» – высокомерно заявляют гордые люди, пользуясь своей славой и богатством, к которым они, возможно, и не имеют никакого отношения, или получившие их совершенно случайно. И это позволяет им жить в своё удовольствие на фоне войн, голода, неграмотности мира, ничуть не переживая за него. Какое им дело до нищих, голодных и бездомных, ведь им повезло родиться обеспеченными, им повезло в жизни, значит, «так хочет Бог».

Да, вы единственные и неповторимые личности, хочется сказать в ответ заносчивым либералам, но это всё лишь внешние различия. Глаза, тело, цвет кожи, интеллектуальные способности делают каждого человека уникальным. Все люди внешне совершенно разные, но не это определяет понятие «человек». И не материальное благополучие делает человека человеком, не богатства и таланты! А есть нечто общее, что делает всех людей совершенно одинаковыми – это человеческая разумность, это дух, роднящий человека с Богом. Это то, что отличает человека от искусственного интеллекта – это разум человека, имеющий природное «животное» происхождение.

Единственное, что может навсегда исключить языческое (нацистское) разделение людей на «достойных» и «не достойных» из нашей жизни – это возвращение человека к вере в Единого Бога всех людей Учения Иисуса Христа, на основе которой только и возможно построить всемирное общество братства людей – общество правды, честности и справедливости.

Построение общества всеобщего братства людей на Земле заключается в интеллектуальном и духовно-нравственном развитии каждого человека, основанном на его твёрдой вере в единого для всех людей Бога. Это необходимое условие для установления мира на земле.

Избавление от нацизма есть лишь следствие окончательного избавления человечества от язычества.

И повторим ещё раз для прочности запоминания!

Избавление от язычества означает не борьбу с людьми языческой веры, не их принуждение, не их насильственное крещение «огнём и железом». Бороться надо не с язычниками, а с их языческой верой. Избавление от язычества означает избавление не от языческой внешности, а от языческой сути – от языческой идеологии, от нацизма.

И победить нацизм (значит, сохранить земную цивилизацию для дальнейшего существования) можно лишь одним-единственным способом – возвращением человека к Учению Иисуса Христа о Едином Боге всех людей.

ИНОЙ ДОРОГИ ПРОСТО НЕТ!

4. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ РОССИИ.

Россия, пожалуй, единственная страна в мире, которая может и должна начать и возглавить антилиберальное движение народов к обществу всемирного братства. Ведь, не освободив мир от либерализма, невозможно искоренить язычество, невозможно избавиться от нацизма, невозможно планировать будущее, поскольку в либеральном мире нацизма никто нам не даст гарантию, что через некоторое время, на смену англо-саксам, не появятся новые языческие претенденты на главенство в мире. И оружие самозащиты тогда станет оружием погибели человечества.

Поэтому России мало отстаивать только лишь свои узконациональные экономические интересы. Необходимо работать со всеми народами планеты, чтобы окончательно развенчать либерализм, приводящий мир к нацизму, чтобы все народы мира зажили честно и правдиво, без насилия и войны. Только идеологически победив либерализм у себя в стране, только завоевав сердца жителей Земли ценностями идеологии братства можно надеяться на светлое будущее России и человечества.

Но без коренных изменений во всех сферах деятельности в самой России борьба с мировым либерализмом никак не возможна. Только избавившись от либерализма внутри страны, мы сможем рассчитывать на победу в мировом масштабе. (Нечто подобное происходило в СССР в 30-е годы, когда Троцкий выступал за немедленное разжигание мировой революции, а Сталин предлагал сначала заняться проблемами экономического развития страны.)

Избавление от либерализма – это сверхтяжёлая задача, поскольку Россия является либеральным государством, хотя и в леволиберальном варианте. И только исконная приверженность народов России ценностям идеологии братства даёт шанс на успешное переустройство страны. Тем более, что в истории России есть масса примеров по разрешению наитруднейших задач.

Кроме того, в стране сохранились, несмотря на праволиберальный беспредел в науках и в образовании, огромные интеллектуальные силы, необходимые для решения сверхзадач. Есть масса выдающихся учёных, мыслителей, способных перенастроить все сферы государственного управления для успешной их работы на антилиберальной платформе.

Не место сейчас подробно рассматривать все проблемы по переустройству России. Отметим лишь самые главные из них.

  1. Необходима немедленная организация консультативных научных центров, занимающихся разработкой рекомендаций по разнообразным вопросам перехода страны с идеологической платформы либерализма на платформу идеологии братства народов.
  2. Необходимо вернуться к экономике сталинского типа, с использованием всех форм собственности, с демонополизацией производства и распределения товаров народного потребления.
  3. Необходима культурная революция на основе идеологии братства народов с тотальным контролем за информационными потоками с целью прекращения популяризации либерализма.
  4. Необходима коренная антилиберальная реформа всей системы образования с целью формирования нового мировоззрения в обществе, только на основе которого можно успешно решать, как вопросы экономического развития страны, вопросы обороны и безопасности, так и вопросы культурного строительства, вопросы по увеличению рождаемости в России и по преодолению продолжающейся сейчас демографической катастрофы.

Есть, безусловно, ещё много чего, что необходимо делать немедленно в нашей стране и в мире, потому что время «работает» против земной цивилизации, поскольку, наряду с продолжающейся нацификацией либеральных государств, происходит неуклонный рост разрушительной мощности, накопленной человечеством. И осознание этого, решающего судьбу народов Земли, исторического момента требует незамедлительного начала движения к обществу всемирного братства – обществу правды, честности и справедливости.

«Промедление смерти подобно!»

VI. ОГЛЯДЫВАЯСЬ НАЗАД.

Диалектика религии проявляется в том, что её формы изменяют своё значение на протяжении истории. Если язычество было положительным явлением на заре человечества, жизненно необходимым средством для сохранения и выживания племени в суровой борьбе за пищевые ресурсы. То с ростом численности населения планеты, и особенно после того, как наука и техника дали человеку орудия глобального разрушения, язычество превратилось в губителя цивилизации.

Языческая религия древности, непримиримо разделяющая народы, способствовала выживанию, сохранению и развитию наиболее сплочённых в борьбе за первенство племён. И чем образнее была языческая мифология, тем больше она сплачивала людей племени в отношениях равенства и братства.

Но для выживания человечества в условиях неудержимого научно-технического прогресса необходима не разделяющая, а объединяющая народы религия веры в Единого Бога всех людей, о чём проповедовал Иисус Христос. В религии братства людей языческое внутриплеменное равенство и братство распространяются на всё человечество, чтобы навсегда избавить мир от рабства, нацизма, войны и угрозы самоубийства земной цивилизации.

Есть истина, объединяющая народы, основанная на их братском отношении друг к другу. И эта истина есть Единый Бог Учения Иисуса Христа о равенстве всех людей на земле, что сплачивает человечество в единое братское общество правды, честности и справедливости.

Есть и другая истина, непримиримо разделяющая людей на различные группы – род, племя, народ, нация, раса… – основанная на языческой вере в прирождённом превосходстве одних людей над другими, приговаривающая народы к вечной войне друг с другом.

  1. ДУХОВНО-НРАВСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ.

История человечества делится, как известно, на две большие части. Всё, что происходило до рождения Иисуса Христа, относят к событиям, произошедшим «до нашей эры» или «до Рождества Христова», а всё, что происходило «после Рождества Христова», относят к событиям «нашей эры».

Уточняя данную периодизацию, можно сказать, что события, случившиеся на Земле до нашей эры, это события языческого периода истории человечества. Мир до Рождества Христова – это мир язычества, мир господства языческой идеологии. Это мир пранацизма – страшный мир рабства и постоянных войн в борьбе за первенство.

Период господства язычества на Земле был самым продолжительным в истории и занимал не одну сотню тысяч, а возможно и миллионы, лет. Это языческий период истории человечества, когда у всех живущих на земле народов была языческая вера и своя собственная языческая религия.

Для лучшего понимания истории человечества вне либеральной парадигмы, можно разбить языческую эру на несколько периодов.

Её начало – это Время Мистики, когда только-только проснувшийся в человеке разум видит мир вокруг себя ещё во многом так, как видят его животные – живым в целом и в частностях. Древний человек ощущает себя в полном таинственной жизни мире, чудесном и непонятном, наполненным неведомыми могущественными сущностями.

Затем постепенно наступает Время Идолов, когда явления природы обретают свои названия и мистические объяснения, когда появляются первые объекты поклонения, когда складываться первые языческие представления.  

Наконец, наступает Время Пантеонов, когда у отдельных народов появляются тщательно разработанные языческие религии.

И возможно выделить в отдельный период Время Смешения, когда создаются большие рабовладельческие империи, в пантеон которых входят боги завоёванных народов. Вспомним, как проходили эти заимствования в Римской империи, например.

Время Смешения венчает историю языческого общества. И оно могло закончиться только погибелью земной цивилизации, появись в то время оружие массового поражения, так как история того времени представляет собой битву языческих империй. Египет, империя Александра Македонского, Карфаген, Римская империя – это лишь малая часть истории столкновений языческих (пранацистских) империй. Это история непрерывных войн, грабежей, безжалостных истреблений и рабства. Это история древнего нацизма, отличающегося от нацизма ХХ века только отсутствием душегубок и концентрационных лагерей.

Какие перспективы были у человечества до рождения Христа? Никаких, кроме постоянных войн на уничтожение! И слава Богу, что наука и техника во времена Античности были ещё в зачаточном состоянии. Имейся в руках оружие массового поражения, человечество уже тогда убило бы себя. А возможно, самоубийство когда-то и произошло в истории планеты. Не об этом ли событии, кстати, рассказывается в «Махабхарате»?

С рождением Иисуса Христа началась наша эра.

Его рождение случилось в нужное время истории земной цивилизации, не раньше и не позже. Как раз тогда, когда разум человека уже дорос до понимания сути Его Учения о необходимости всеобщего братстве людей ради спасения человечества от взаимного уничтожения.

Согласно сказанному Им, наша эра должна была стать эрой братства людей, эрой правды, честности и справедливости. Христос дал людям веру в вечную жизнь, при условии их нравственной жизни на земле – это означает, что человек должен жить по определённым духовно-нравственным нормам, чтобы получить возможность жить вечно.

Рождение Иисуса открывало перспективы для мирной, правдивой, честной и справедливой жизни людей. Однако, если подумать, то трудно представить, в силу повсеместного господства языческой религии в то время, что Учение Христа ждал повсеместно тёплый приём. И действительно! Его Слово встретило непонимание народа и полную неприязнь у правящей языческой элиты. И смерть Христа стала естественной реакцией языческого общества на Его Учение о братстве всех людей земли.

Но зерно истины, упавшее в слабо подготовленную почву, всё же дало всходы и Учение Христа стало постепенно овладевать умами. А языческая религиозно-государственная элита Римской империи, не сумев оградить подвластные народы от влияния идей Учения Христа, сделала всё возможное, чтобы сохранить своё господствующее положение в обществе, формально приняв Христа и учредив христианскую церковь, но во многом исказив, извратив Его Заповеди.

Именно язычники, отрёкшиеся от язычества на деле или только на словах, организовали и возглавили раннюю христианскую церковь. С тех пор и существует в христианстве противоборство между сторонниками Христа и скрытыми язычниками, и особенно остро оно происходило в западной ветви христианства церкви. Поэтому именно католичество с самого начала оказалась сильно заражено языческой идеологией разделения людей на господ и рабов. Это и определило всю историю христианской эры, её периоды и эпохи.

Первым периодом нашей (христианской) эры стало Время Обретения – время, когда Иисус Христос проповедовал на Ближнем Востоке и когда ученики и апологеты распространяли Его Учение в Римской империи и её окрестностях. Это было время, с которого могло бы начаться строительство всемирного общества братства, добра, правды, честности и справедливости.

Однако, повторим, совершенно невозможно было ожидать, что язычники так просто расстанутся со своими привилегиями, богатствами и с мыслями о своём превосходстве над другими людьми. Поэтому время Обретения – это одновременно и время извращения Учения Иисуса Христа. Эти извращения были оформлены уже на первых Вселенских соборах, когда христианство получило статус официальной религии. И именно западная ветвь христианства стала с тех пор язычески отстаивать своё превосходство, что не могло не отразиться на ходе исторического процесса.

Но далеко не все люди на земле согласились с католической интерпретацией Учения Иисуса Христа. Православная ветвь христианства, чем дальше, тем больше, стала отстаивать своё видение христианских догматов. А самым мощным ответом людей, ищущих правду, честность и справедливость, на католическое извращение Учения Христа, стало рождение ислама. С этого момента начинается Время Расколов, когда происходит дробление церквей, проповедующих (часто на словах) единство человечества.

Почти сразу же после смерти Пророка Мухаммеда распадается ислам. Через несколько сотен лет после появления ислама окончательно распадается формально единая до этого христианская церковь и католичество с православием проклинают друг друга на вечные времена. А с эпохи Возрождения из католичества выделился протестантизм, представленный теперь десятками сект, клянущихся именем Иисуса Христа. И когда в Новое время европейцы полностью разочаровались в христианстве, они обратились к языческому прошлому в поисках красоты, моральной чистоты и «правильной веры». Так постепенное извращение Учения Христа привело современный мир к языческому разделению народов.

Время Возрождения язычества – это Новое время, когда протестантизм порождает неоязычество и когда на земле посредством религии атеизма возрождается язычество. Новое время – это переходный период от религий, основанных, в той или иной степени, на Учении Иисуса Христа, к полному восстановлению языческих представлений среди людей, которое заканчивается сейчас падением мира в нацизм и неонацизм.

Эпоха Возрождения открывает ящик Пандоры, когда по всей Европе вспыхивают религиозные войны между сторонниками католической церкви и протестантских сект. А с эпохи Просвещения начинается последний этап возвращения человечества в язычество посредством «научного обоснования» либеральной идеологии с двумя её направлениями: с правым (буржуазным, капиталистическим) и левым (пролетарским, коммунистическим).

И с началом Первой мировой войны начинается последний период нашей эры – Время Заката, когда религия атеизма окончательно подчинила своему влиянию умы в мире, чтобы вернуть мир в язычество. И язычество нацизма вполне проявило себя уже во Второй мировой войне.

Закончиться Время Заката может лишь двумя возможностями.

Первая возможность вытекает из полной победы язычества и нацизма во всём мире, непримиримо разделив народы и государства. И если в античные времена можно было долго тыкать друг в друга мечами и копьями, создавая языческие империи, то в условиях перенасыщенности современного мира различным оружием массового уничтожения рассчитывать на долгую историю войн невозможно. Поэтому закончится время Заката может только мировой бойней и безусловным уничтожением земной цивилизации.

Но есть и вторая возможность, впрочем, весьма маловероятная, связанная с полным избавлением человечества от либерализма и языческой идеологии нацизма. Только в этом, воистину, фантастическом случае, возможно мирное, честное, справедливое и благополучное существование земной цивилизации.

2. ПОСТИЖЕНИЕ ВРЕМЁН.

Историю человечества можно, весьма условно, представить, как историю взросления человека.

Всё языческое время до нашей эры – это период детства. В этот период человечество, как ребёнок, живёт больше чувствами, нежели разумом, поскольку молодой разум ещё только начал познавать мир, у него ещё слишком мало опыта и знаний. Человечество живёт естественной языческой жизнью, разделённое на племена, ожесточённо конкурирующие друг с другом за право быть первыми и единственными. Языческая идеология – пранацизм – заставляет каждый народ безжалостно подавлять любое сопротивление своей воле и устанавливать господство над всеми народами, обращая их в рабство.    

Рождение Иисуса Христа и начало нашей эры знаменует собой начало подросткового возраста человечества. Истинное Слово уже, вроде, сказано, уже накоплено достаточно знаний, уже существуют науки, познающие природу, общество и человека. Сознание отдельных мыслителей уже доросло до понимания необходимости веры в Единого Бога всех людей для сохранения цивилизации Земли. Однако, необразованные, невежественные массы дают возможность эгоистичному и дьявольски хитрому язычеству сохраниться в рамках христианской церкви – особенно в западной её ветви. (Весь азарт материалистической критики религии XVIII-XIX веков относится именно к периоду оформления и становления католического христианства.)

И как все подростки, молодое человечество упрямится и не спешит принять сказанное Христом Слово. Оно экспериментирует, проверяет, принимает и отвергает, ищет скрытые смыслы и значения. Человечество по-детски гордится своими грандиозными результатами в познании природы, своими техническими возможностями, своими научными достижениями. Человечество, словно подросток, ощущает в себе огромную силу, способную покорить вселенную. И ощущение могущества человека в либеральном обществе не оставляет, очень часто, места Богу в сознании людей.

Человек в древнем мире воспитывается в общении с дикой природой, основываясь на своих мистических представлениях об окружающем мире. Дети всех времён и народов, предоставленные самим себе, одинаково автоматически возвращаются во времена древнего язычества, устанавливая между собой жёсткие правила поведения. И народы нашей эры ведут себя как подростки, постоянно задирая друг друга, огрызаясь, смеясь друг над другом. И постоянно дерутся между собой в борьбе за первенство. (Очень точно о появлении языческих представлений в подростковой среде написал Уильям Голдинг в своей книге «Повелитель мух».) А христианство (западная его ветвь), заражённое с самого своего рождения язычеством, благословляет кровопускания. И чем дальше от времени Христа уходит мир, тем всё больше язычества возрождается в нём.

Нацизм наших дней – это полное возрождение и воскресение языческой идеологии непримиримого разделения людей на господ и рабов. Человек древнего мира – человек естественный, живущий больше эмоциями, чем разумом, человек языческий, человек пранацизма. И возвращение языческого отношения к людям означает приход нацизма в сегодняшний мир. Нацизм уже с нами, поэтому перед человечеством всё отчётливее вырисовывается необходимость сделать экзистенциальный выбор – перейти из «царства чувств» в «царство разума», научиться жить не чувствами, а разумом. А человечество, словно ершистый подросток, продолжает жить эмоциями, подобно своему древнему языческому предку.

Но если современный человек не изменит своё эмоциональное отношение к жизни, ко всем людям планеты, не наполнит разумом своё поведение, тогда он продолжит быть самому себе самый злейший враг. Ибо, если истина древнего язычества «человек человеку волк есть» продолжает управлять миром, то мир обречён на самоуничтожение. Земляне должны понять, что «так больше жить нельзя», что без объединяющей всех людей в единое мировое сообщество идеологии братства, будущее человечества невозможно. Либо возрождающийся нацизм убьёт человечество, либо человечество освободится от язычества нацизма для своей новой жизни.

Подростковый возраст человечества неизбежно проходит и либо подросток в эмоциональном порыве убьёт сам себя, либо встретит своё будущее со взрослой ответственностью, избавившись от подростковых иллюзий. Так созрел уже подросток-человечество для ответственных взрослых решений или его затуманенный либерализмом разум даже не осознаёт, насколько опасно бродить по краю пропасти?

Мы можем сколько угодно восхищаться своими художественными творениями, картинами, искусством в целом. Мы можем сколько угодно славить себя Нобелевскими премиями за свои достижения. Мы можем сколько угодно ухаживать за цветами и лесами, оберегая озоновый слой над Землёй. Мы можем сколько угодно чтить кого угодно, строя храмы, церкви, кирхи, пагоды, мечети. Мы можем сколько угодно восхищаться «звёздным небом над нами и нравственным законом внутри нас». Но если всё, чем мы восхищаемся, в один «прекрасный» день вдруг сгорит в пламени всемирной бойни, значит, всему нашему восхищению грош цена! Огонь Последней войны обесценит полностью всю историю земной цивилизации. Это будет означать, что все люди Земли всё это время жили по ложным представлениям. Это обесценит все наши представления о жизни, о мире, об обществе, о ценностях, по которым мы жили всё это время. 

Понимаем ли мы, люди Земли, насколько близко подошли к краю пропасти, за которым все наши достижения ровным счётом ничего не стоят? Нет, пока что не понимаем. Ибо, понимая неизбежность приближающейся катастрофы, первое, что нам следовало бы сделать, это переосмыслить всю историю человечества. Необходимо пересмотреть веками и тысячелетиями устоявшиеся представления, понимая, что именно они привели сейчас земную цивилизацию к смертельному рубежу.

Нет, далеко не все в мире ощущают важность исторического момента, разделяющего бытие и небытие. Мы продолжаем бездумно гнать научно-технический прогресс в попытках создать ещё более мощное оружие. Мы по инерции продолжаем бросать все интеллектуальные силы на увеличение производства потребительских товаров. Мы занимаемся строительством будущего, не отдавая себе отчёта в том, что все наши усилия могут оказаться бесполезными, поскольку мы сами, своим бездействием в области духовно-нравственного понимания истории, лишим себя будущего.

КРАТКИЕ ИТОГИ.

Язычество – это естественное (природное) мировоззрение человека, выраженное в языческой религии. Язычество разделяет людей по рождению (происхождению) на непримиримые группы (племена, народы, нации…), что и порождает вечные войны между ними.

Языческие представления во все времена возрождаются в обществе вновь и вновь с каждым новым поколением. Все дети в своём взрослении проходят период, когда видят мир глазами древнейших людей, мистически (язычески) воспринимающих действительность. Эти детские представления (языческие), если не обращать на них внимание, и приводят со временем к возрождению язычества, к нацизму, когда своя группа, свой народ, своя нация поднимается в сознании молодого человека до уровня хозяина планеты, а все остальные народы земли опускаются на уровень бесправных рабов.

Язычество есть религиозная, мировоззренческая основа нацизма.

Нацизм – это суть языческого мировоззрения, это идеология язычества, основанная на идее непримиримого разделения людей по их рождению (происхождению) на противоборствующие группы.

Религия веры в Единого для всех людей Бога, о которой проповедовал Иисус Христос, есть духовно-нравственная основа воскресения земной цивилизации для мирной и благополучной жизни, фундамент для построения общества всемирного братства на Земле.

Идея освобождения человека от веры в Единого для всех людей Бога возникает в эпоху Возрождения, постепенно оформляясь в либеральную идеологию в период эпохи Просвещения.

Вульгарный материализм, опускающий человека до примитивного потребителя разнообразных благ, есть главная идейная основа либерализма правого (буржуазного) и левого (марксизма).

Атеизм Нового времени есть переходная религия от религий Единого Бога (христианство, ислам) к язычеству и неоязычеству.

Протестантизм есть одна из религиозных основ правого (буржуазного) либерализма, порождающих неоязычество.

Фашизм – это промежуточная ступень падения государства в нацизм, обусловленная остатками католического извращения христианства в общественном сознании. Фашизм также непримиримо разделяет людей на группы, совмещая несовместимое – общечеловеческую нравственность Христа и языческое отношение к людям. Естественный ход событий постепенно приводит фашизм к нацизму.

Неоязычество есть многобожие, существующее за счёт клонирования протестантских сект имени Иисуса Христа, и является религиозной основой неонацизма. Неоязычество порождает неонацизм, который непримиримо разделяет людей на обособленные от общества индивиды, атомизируя общество, полностью разрушая его. Человек в неонацизме полностью погружается в свою индивидуальность, по какому угодно основанию, и общество распадается уже не на группы, а на индивиды. Общество распадается на абсолютно одиноких людей, ставящих свою уникальность выше интересов общества.

Уничтожая общество абсолютизацией уникальности индивидов, либеральный неонацизм призван превратить его в легко управляемое стадо, не способное ни к какой самоорганизации. А стадо есть наилучшая возможность для установления тотальной железной диктатуры. И неонацизм необходимо заканчивается тотальной диктатурой какого-либо центра над человеческим стадом, состоящим из одиноких в своей уникальности людей.

Чем больше индивидуальных особенностей абсолютизируется в человеке, тем скорее общество распадается на мини группы. Чем выше степень распада общества на мини группы, тем оно быстрее становится послушным стадом. Чем больше образуется обособленных от общества мини групп, тем легче обществом управлять. И если процесс абсолютизации уникальности человека не остановить, то общество постепенно исчезает, превращаясь в человеческое стадо. Если сейчас, например, находят 40-50-60 гендерных различий, то в скором времени их будет 400-500-600.

Отказ от веры в Единого Бога всех людей привёл, с одной стороны, к господству в либеральном мире религии атеизма, а с другой – к извращению христианства протестантизмом, превратившим Иисуса Христа в услужливого языческого божка множества конфессий. Католическое извращение Учения Христа дополнилось извращением протестантским, и дополнением к язычеству появилось протестантское неоязычество.  

Нацизм есть результат падения европейцев в язычество, происходившего в Европе на протяжении пятисот лет после эпохи Возрождения. Это и есть то, что никак не хотят и не могут признать представители либеральной идеологии!

Внешне, эпоха Возрождения была временем расцвета культуры и искусств, эпохой внедрения канонов античной красоты в повседневную жизнь. Европейцы, восхищённые открывающимися им примерами внешней красоты античного мира, стремились изменить мрачную повседневность католического мироустройства, внося в неё яркие краски и ощущения радости жизни. Эта радость красоты и новизны в окружающем мире освобождала европейцев от средневековой мрачной обречённости и поощряла их к творчеству во всех сферах деятельности.

Но главное, что произошло в эпоху Возрождения, остаётся совершенно незаметным для большинства людей и по сегодняшний день – именно в то жизнерадостное время раскрепощения человека от тупого католического произвола была провозглашена идея освобождения человека от веры в Единого для всех людей Бога. Европейцев тогда просто обманули: под предлогом возрождения красоты мира и освобождения человека от диктата католицизма, коварно подсунули им другое, ещё более пагубное заблуждение – религию атеизма, возвращающую народы к язычеству и нацизму.

Идея всечеловеческого равенства и идеология братства людей, только на основе которых возможно построить общество правды, честности и справедливости на земле, и окончательно избавить мир от нацизма, не могут быть реализованы вне веры человека в Единого Бога всех людей Учения Иисуса Христа. Поэтому единственный способ реализовать возможность сохранить земную цивилизацию – это ОБРАЗОВАНИЕ и ВОСПИТАНИЕ, это интеллектуальное и духовно-нравственное развитие всех людей Земли.

ПОСЛЕСЛОВИЕ.

Человек – это верующее существо, потому что разумное. Естественная, природная мистичность разума делает мышление человека религиозным вне зависимости от его желания.

Религия – это разумный способ объяснения действительности, не отделимый от человеческого мышления, предшественница науки. 

Религиозность человека может выражаться в разных формах – от участия в мистических обрядах до заявлений о своей полной антирелигиозности. Но главный признак религиозности проявляется не столько в обрядах, ритуалах и церемониях, сколько духовно-нравственных нормах, определяющих всё его поведение. Человек просто не может не принять какое-либо религиозное отношение к действительности.

В Новое время человека просветили и освободили от веры в Бога. Но не просто «вера в Бога» была главной целью освободителей. Главной целью либералов было освободить человека от духовно-нравственных ценностей Учения Иисуса Христа. Разумность, правдивость, честность, равноправие, справедливость по отношению ко всем людям Земли без исключения – всё это было принесено в жертву гуманизму, прогрессу, материализму и атеизму.

Католичество полностью извратило все ценности христианства, на словах признавая духовно-нравственные ценности Учения Христа, а на деле игнорируя их ради своего богатства и всевластия, поэтому и стало невыносимым для европейцев к середине второго тысячелетия. Но, к сожалению, освобождение от католического диктата возглавили далеко не сторонники Христа. И провозглашая возвращение к Христу, реформаторы религии на деле уходили от Христа ещё дальше. А философы Просвещения, критикуя католическую церковь в своих работах, почти не осознавали, насколько далеко католичество отстоит от Учения Христа. Они, совершенно справедливо критикуя католичество, в порыве чувств, провозгласили полный отказ от религии вообще, «выбросив вместе с грязной водой и ребёнка». 

Но человек – существо верующее, он не может «ни во что не верить». А освободившись от веры в Бога и от духовно-нравственных ценностей Учения Христа, человек начал верить во что угодно: в судьбу и карму, в идолов и обереги, в «волю предков» и «устами младенца глаголет истина», в «что хочет женщина, того хочет Бог» и в красоту, которая «спасёт мир», и ещё в великое множество каких угодно вещей. И в конце концов вся вера человека Нового времени свелась к вере в силу денег, что «время – деньги» и «деньги решают всё». Ну, а за деньги покупается всё и вся: честность, правда, справедливость. Важна лишь цена вопроса! Так религия атеизма стала проводником языческой веры в «золотого тельца».

И нет в Новое время политика в либеральном мире, кто периодически или постоянно не врал бы миру и своим согражданам. Ложь, лицемерие, жестокость, двуличие характеризуют сейчас всю либеральную элиту. И в результате мы видим войны, перевороты, «цветные революции», происходящие по всему миру. Результатом лжи либеральных элит стали десятки разорённых стран, голод, миллионы убитых, десятки миллионов беженцев, международный терроризм. И этот процесс всё ускоряется!

А ускоряется падение в бездну именно потому, что самым главным результатом либеральной лжи, главнейшим результатом освобождения человека от веры в Единого Бога, стало возвращение язычества, предвещающего о неизбежной и скорой нацификации мира. Нацизм в либеральных странах становится естественной идеологией выживания в том хаосе, который сами либералы и создают у себя в странах и по всему миру.

Великое значение явления Иисуса Христа в том, что Он нёс людям надежду на мирное будущее человечества без войн и насилия.

Значение Иисуса не только в Его проповеди единобожия. Протестанты тоже все клянутся в единобожии, только у каждой протестантской секты свой «клон Христа», у каждой из них свой собственный неповторимый «Иисус». Как оказалось, единобожие, по-протестантски разделяющее людей на секты, не спасает от язычества, нацизма и войны.

Подлинное значение Учения Христа в том, что он проповедовал религию и церковь братства людей, основанную на подлинном равенстве их перед Единым Господом, как основу для мирной и благополучной жизни всех людей на Земле. Иисус дал нам идею братства и единения – идеологию спасения – поскольку вечная война язычников друг с другом неизбежно ведёт к самоистреблению человечества. Но к сожалению, мы пока так и не смогли вполне воспользоваться Его духовно-нравственным наследием.

Сумеем ли понять и принять Его Слова, или белый саван ядерной зимы навсегда скроет останки цивилизации «человека разумного»?

Много лет, каждый раз в канун новогодних праздников, люди желают друг другу мира, счастья и благополучия. И каждый раз они снова и снова обманываются, надеясь на лучшее. Нет и никогда не было на Земле ни мира, ни счастья, ни благополучия. Вся история человечества – это бесконечные конфликты и войны, несущие разрушения, страдания и горе людям. Но если прочного мира так никогда и не будет, тогда рано или поздно человечество сгорит в горниле войны, поскольку научно-технический прогресс не стоит на месте, создавая всё более мощное оружие.

А может хватит надеяться на чудо? Хватит постоянно молиться и каяться за грехи, свои и чужие, хватит просить Бога о счастливом будущем! Может, пора, действительно, понять, наконец, чего хочет от нас Господь, и самим, засучив рукава, заняться переустройством всей нашей жизни, опираясь на веру в Господа Бога, на свой разум и на научное познание мира?

(03.06.2015.-22.02.2022.)

Опубликовано в рубрике Книги

2 комментария “НАЦИЗМ естественный и неизбежный

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.